Уведомлять о новых сообщениях

Коррекция неповиновения лошади в конкурной работе #3871

В процессе спортивной работы с лошадью любой специализации периодически возникают конфликтные ситуации, которые необходимо разрешать с наибольшей эффективностью и наименьшими потерями. Для того чтобы до конца раскрыть потенциал конкурной лошади, а часто – исправить слабые стороны (идеальной конкурной лошади от природы не бывает), необходимы достаточный опыт работы, хорошее «чутье» специалиста и, конечно, грамотность подготовки.

Практически во всех видах конного спорта лошадям приходится выполнять неестественные движения. Конкур в его современном исполнении уж никак не отнесешь к природным и естественным проявлениям двигательной активности лошади. Ни одной, даже самой одаренной в прыжковом смысле дикой лошади не снились такие прыжковые возможности, которые демонстрирует даже среднего класса конкурный боец.

Прежде всего необходимо отметить то, что молодая ненапрыганная лошадь, попадая в конкурную работу, испытывает большую психологическую ломку. Вспомним, что всю предыдущую жизнь ее жестко инструктировали под девизом: за барьер – нельзя! Этим барьером были ограждения на пастбище, в леваде, двери в конюшне и многое другое оборудование, призванное контролировать и ограничивать движение. И вдруг лошади предлагается диаметрально противоположное – барьер преодолевать... Это сложно не только с физической точки зрения, но, особенно поначалу, с психологической. Необходимо очень деликатно подходить к этому первому этапу напрыгивания или тестирования ненапрыганной лошади. История изобилует примерами, когда даже специалисты высокого класса ошибались в оценке прыжковых способностей молодой лошади и выбраковывали ее. А через несколько лет, увидев, что из нее вышло у другого спортсмена, кусали локти от обиды на собственную нетерпеливость и непроницательность.
Следует также оговориться, что считать «жестким» или «мягким» подходом к подготовке лошади, особенно в конфликтной ситуации. К сожалению, без той или иной степени принуждения, подчас жесткого, в конном спорте от лошади невозможно добиться чего-либо существенного. А реакция спортсмена и тренера должна быть не жесткой или мягкой, как иногда трактуют, в основном любители, а строго адекватной ситуации и поставленным задачам. То есть в конкретный момент необходимо очень настойчиво добиваться поставленной цели, но быть готовым моментально уступить, смягчить воздействие сообразно ситуации и наоборот. Но перед тем, как начать что-либо требовать, нужно быть уверенным, что лошадь к этому готова как физически, так и психологически. И только если такая уверенность есть, надо требовать и добиваться победного результата. Это, собственно, и является залогом мастерства специалиста в подготовке спортивной лошади.
К сожалению, нередки случаи, когда молодую, неопытную лошадь готовит молодой, неопытный всадник. Это в принципе неверно, но коль скоро такое бывает (моя лошадь – как хочу, так и работаю), необходимо хотя бы периодически обращаться к услугам тест-райдеров.
«Test-riders system», широко практикующаяся на Западе, у нас пока не распространена. В отличие от мастер-классов, когда, в основном, обучается всадник, и от берейтора, который может выполнять и менее квалифицированную работу (начиная от заездки), test-rider, в идеале, должен быть более квалифицирован и опытен, нежели всадник, под которого он «правит» лошадь. И нет ничего оскорбительного в том, чтобы обратиться к специалисту. Это всегда лучше, чем действовать по принципу «сами с усами», напортачить, а может быть, и необратимо испортить коня.
С первых уроков по напрыгиванию молодой лошади надо создать для нее оптимальные условия. Во-первых, прежде чем начать прыгать под седлом, необходимо хотя бы минимально подъездить лошадь и напрыгать на свободе. Если это сделано, все равно нужно перестраховаться и создать юной конкурной лошади благоприятные условия по обзору, грунту, наличию заложений у препятствий.
Не следует пугать будущего конкурного бойца большим разнообразием цвета и формы препятствий. Не поленитесь обложить барьер с обеих сторон откосами и делать это не одну-две, а несколько десятков первых тренировок по напрыгиванию под седлом. Это, конечно, не гарантирует, что лошадь будет абсолютно надежной в прыжках, но снизит вероятность последующих отказов до минимума.
Здоровая, с хорошими реакциями и зрением лошадь достаточно быстро овладевает навыками преодоления препятствий небольшой высоты. Это часто подкупает спортсмена, и он выводит еще неустоявшуюся лошадь на первые старты...
Дальнейшую конкурную работу следует вести по двум параллельным направлениям: с одной стороны, продолжать выездку лошади (в том числе и прыжковую), с другой – плавно усложнять препятствия, их компановку и расстояния между ними. Всем понятно, что к преодолению больших препятствий лошадь должна быть подготовлена физически (сила, гибкость, координация), а вот то, что она должна к этому созреть морально, иногда недооценивают даже мастера. Поэтому бывают случаи, когда в 7 лет способная лошадь уже прыгает маршруты 160 см, а в 9-10 лет – «склеивает ласты», в то время как к этому периоду она должна только выходить на пик работоспособности.
Если, несмотря на все предпринятые меры грамотного и нефорсированного напрыгивания, лошадь все же остается ненадежной, необходимы специальные приемы исправления ситуации. Прежде всего нужно понять, почему происходят отказы лошади от преодоления препятствий. Обносы (лошадь убегает в сторону от барьера), скорее всего, следствие недостаточной или неправильной выездки. Причина закидок (остановки перед препятствием, что считается более злостным недостатком), как правило, в квалификации всадника или в состоянии здоровья и психики лошади. Так или иначе, исправлять недостаток нужно упрощением препятствия и более жестким требованием к правильному движению.
Бытует мнение, что закидок у молодой лошади бояться не следует – надо уметь их исправлять. Я считаю, что закидок нужно именно бояться и стараться не допускать их ни на какой стадии подготовки конкурной лошади. С самого начала надо корректировать смещение лошади в сторону в прыжке и при подходе к препятствию, используя вертикальные и горизонтальные крестовины. Откосы в виде жердей с необходимой стороны могут устанавливаться как на стойку, так и на верхнюю жердь, «отжимая» вываливающуюся от центра препятствия лошадь в нужную сторону. Следует смелее пользоваться помощью тренера и ассистентов для разрешения конфликтных прыжковых ситуаций. С самого начала лошадь должна уяснить, что она уйдет с поля, только решив поставленную задачу. Вот почему снятому на конкуре всаднику разрешается свершить-таки прыжок через несложное препятствие, дабы не оставить негативного следа в памяти лошади от неразрешенной ситуации.
Нужно признать, что бывают случаи, когда, несмотря на все правильно и своевременно предпринятые приемы напрыгивания, лошадь все-таки периодически отказывается от преодоления препятствия. Если это потенциально способная лошадь, то с ней стоит повозиться и попытаться выправить дефект. Если это откровенный середнячок, посоветую из конкура эту лошадь выбраковать и использовать в другом виде конного спорта или как лошадь хобби-класса.
Классический и самый свежий пример терпеливости и проницательности продемонстрировали бразилец Родриго Пессоа и его Балобе ду Руэ. Выступая на Олимпиаде-2000 в Сиднее в ранге трехкратного победителя Кубка Мира (причем подряд, 1998-2000 гг.), этот французский сель был снят во втором гите личного конкура, находясь в реальных шансах на Олимпийскую медаль. Причем, встал конь, как говорят специалисты, «наглухо», злостно отказавшись прыгать. Видимо зная причину отказа и найдя ключи к исправлению, впоследствии удалось устранить дефект, и весь следующий Олимпийский цикл эта пара выступала очень успешно. А на следующей Олимпиаде-2004 в Афинах стала обладательницей золотой медали (с учетом «допинг-безобразия», с корректировкой результатов через 2 месяца после соревнований).
С другой стороны, нередки случаи, когда экстра-класса конкурная лошадь с великолепными прыжковыми возможностями, находясь в работе у мастера высочайшего уровня (Раш Он и Людгер Бербаум, например), несмотря на многолетние усилия, так и не становится стабильной, а прыгает лишь по настроению. Также бывают непреодолимы «хроники» с комплексами (например только на канаву с водой, на грунт или на обстановку). Вполне может быть, что и все специалисты мира не выправят такого, но пытаться нужно, тем более, если лошадь этого заслуживает. Считаю верной практику некоторых национальных федераций по допущению на внутренних соревнованиях не двух, а трех закидок (как было ранее везде). Иногда это реальный шанс для молодой лошади реабилитироваться в критической ситуации.
Еще из практических приемов можно посоветовать следующее. Если лошадь постоянно «валится» на прыжке в какую-то сторону, то именно с этой стороны нужно держать хлыст, в нужный момент тушируя лошадь по плечу, давая понять, что всадник на чеку. Бывает эффективным использование меховых муфт на уздечке. Если нахрапная муфта призвана поднять вверх точку расчета лошади на препятствии, а не по низу или заложению, как иногда бывает, то боковые (наглазные) муфты способствуют дополнительному контролю при обносах. В известной степени могут помочь исправлению дефекта прыжки со шпрунтом или шамбоном, естественно требующие большой квалификации.
И в заключение как применительно к данной теме, так и касательно вообще тренинга спортивной лошади следует посоветовать преодолевать инертность подготовки. Вместе с классическими постулатами школы в работе должно быть место новациям и эксперименту. В природе нет и быть не может двух одинаковых лошадей с совершенно идентичными проблемами, а соответственно, и пути их преодоления должны быть сугубо индивидуальны. Нужно, творчески относясь к процессу прыжковой подготовки, не лениться для разных лошадей каждую тренировку ставить препятствия именно так, как им нужно, а не как поставили месяц назад и как прыгает вся база.
Известны и более жесткие приемы корректировки неповиновения конкурной лошади: электростимуляция, многостаночное бичевание, пневматическая стрельба, шумовые эффекты и т.д. И несмотря на то, что иногда это приносит искомый результат, рекомендовать эти методы не могу. Гораздо лучше предотвратить болезнь, чем затем бороться с ней. Хотя стопроцентно положительного эффекта это, как известно, не дает даже в медицине. Как не все легкоатлеты могут бежать стометровку за 10 секунд, так и не каждая конкурная лошадь способна стабильно прыгать маршруты «Гран-При»: здесь в первую очередь необходим талант. Если же речь идет о среднем уровне сложности, то профессиональное владение приемами подготовки позволит вдумчивым конникам достичь приличных результатов.

Вариантов крепления шпрунтов и шамбонов множество (прямые, боковые, треугольные и др.). Хочу посоветовать редко практикующийся у нас тип крепления шпрунта по Л.Бербауму. При таком варианте, когда шпрунт дополнительно пропускается через подбородный ремень, несколько снимается нагрузка на трензель и перекладывается на затылок.

У многих лошадей одна сторона беззубого края челюсти более чувствительна, чем другая. Отчасти из-за этого возможны уходы лошади в сторону при прыжках. Причем, если лошадь сильно вкладывается в одну сторону, то, как правило, «бросает» и не держит стабильно другую. Может помочь разноплечевой вид трензеля (см. рис.). Смысл его в том, что на более чувствительный край челюсти работает мягкая половина грызла трензеля, а на «дубовый» – более тонкая и жесткая. Будучи перевернутым на 1800, этот вид трензеля может быть по желанию как левосторонним, так и правосторонним, что придает ему универсальность и постоянную востребованность.Если на тренировках толщина муфты может быть значительной (5-7 см), то при выступлении на соревнованиях следует руководствоваться инструкцией международных правил – толщина меха не более 3 см.

Александр ВАРНАВСКИЙ

Реклама