Уведомлять о новых сообщениях

Нервная деятельность лошади #961

Статьи взяты с http://antilr.msk.ru/forum/viewtopic.php?t=341
а ссылка на журнал a-kentaur.ru

ВОТ ВЕДЬ ХОЛЕРА!

Работа с лошадью сильного неуравновешенного типа высшей нервной деятельности


В этом номере мы продолжаем разговор о типах высшей нервной деятельности лошадей. В прошлый раз мы рассказали о том, как этот тип определяется. А как же применить эти знания на практике? Как строить работу с лошадью в зависимости от ее темперамента?..
И мы снова обратились с вопросами к Алле Михайловне Ползуновой.
Первое, о чем хочется напомнить: НЕ СТОИТ делать выводы о типе высшей нервной деятельности эмпирическим методом, на основании поведения лошади «в быту».
Алла Михайловна: «Вот представьте себе, на примере рысаков. Вот есть лошадь, которая отлично принимает старт, резво, ритмично… Вы думаете, это кто? Это флегматик. Интертный тип высшей нервной деятельности. Остальные лошади перевозбуждаются на старте, им сложнее ритм удержать. А скажи со стороны?..»
Внешне возбудимая лошадь, которую, например, на прямой дорожке в поле не удержишь никакими силами – совсем не обязательно холерик.
А теперь – о работе.
При работе с лошадью сильного неуравновешенного типа крайне важно соблюдать мягкость, последовательность и спокойствие. Конечно, это важно при работе с любой лошадью, но с холериком – вдвойне, а то и втройне. Из-за очень сильного процесса возбуждения, эти лошади значительно сильнее и резче реагируют на любые раздражители, и вот уж кто может в ответ на замах или удар отбить и цапнуть – так это холерик. Отбить, укусить – или начать в панике метаться по деннику. Там, где лошадь с менее выраженным процессом возбуждения «скрысится» или испуганно задерет голову, холерик ударит или начнет «биться в истерике». Накажи раз-другой за закидку, и готово дело: при виде препятствия лошадь приходит в такое возбуждение, что… прыгнуть-то на ней, конечно, можно. С реактивного старта, карьерищем и что попало. Препятствие, ограждение плаца, тренера… Ни о каком расчете речь уже не пойдет. Лошадь вас не услышит.
Конечно, никто не говорит о том, что холерика и тронуть хлыстом нельзя, и вообще надо завернуть в вату и не доставать оттуда без крайней необходимости. Но к холерику нужно применять меньшие по силе воздействия и применять их очень сбалансированно. «Снять с хлыста» на прыжок – но после препятствия сразу похвалить и продолжить движение спокойным аллюром, сделать круг по площадке, другой, пока лошадь не пойдет в спокойном ритме.
Неуравновешенным лошадям в принципе полезна длительная спокойная работа на рабочей рыси или рабочем галопе – то есть, на таких аллюрах, которые не создают кислородного долга и не провоцируют возбудительные процессы.
Кислородный долг – это состояние, которое возникает при интенсивной физической нагрузке. Получаемого в процессе дыхания кислорода становится недостаточно для полного окисления продуктов обмена в мышцах. На маховой работе у рысаков, например, коэффициент кислородного долга достигает 30%. Состояние кислородного долга само по себе вредным не является, но стимулирует учащение дыхания и сердцебиения. А учащение дыхания, в свою очередь, стимулирует возбуждение. Не зря даже людям говорят: подыши глубоко и медленно – сразу успокоишься. А частое дыхание дает обратный результат.
Большое значение имеет для таких лошадей работа над расслаблением затылка и мышц спины, отработкой ритма движения. Напряжение мышц, неритмичное движение, в частности, нарушают и процесс дыхания лошади, провоцируя возникновение кислородного долга даже на рабочих аллюрах. А это приводит к возбуждению лошади, еще большему напряжению… Получается замкнутый круг.
Может возникнуть ощущение, что работа с холериком – просто какой-то кошмар беспросветный. Кусается, лягается, заводится все время… А смысл на такую лошадь тратить силы? Разве получится из нее что-нибудь?
Да, работа с такой лошадью требует аккуратности и терпения. Однако, дело того стоит. Есть у них и свои плюсы.
Во-первых, несмотря ни на что, холерики быстро учатся. Быстрее всех. И работоспособность у холериков в целом выше, чем у лошадей других типов ВНД.
Тренировки могут быть продолжительнее по времени, но обязательно должны содержать длительные репризы спокойной работы, без каких бы то ни было элементов, вызывающих возбуждение лошади. Изменить тип высшей нервной деятельности нельзя – но последовательными тренировками развить процесс торможения, а, главное, баланс между основными процессами психики – можно и нужно.
Каким бы странным это ни казалось, но во многих работах по физиологии высшей нервной деятельности отмечается, что психика холериков в меньшей степени подвержена срывам и неврозам. Однако, в случае перенапряжения процесса торможения и избыточного возбуждения может возникнуть срыв нервных процессов в сторону патологического застойного перевозбуждения.

Нервная деятельность лошади #971

Есть у холериков и еще один плюс: в определенном смысле, они легче прощают ошибки всаднику. То есть, новые условные рефлексы у них быстро формируются – но и угасают без подкрепления достаточно быстро. Так что ошибки в тренировочном процессе, неправильно усвоенные навыки, нежелательные связи – все это поддается коррекции. Это флегматик – раз запомнил, и всё. Пиши пропало. Например, неудачная погрузка в коневоз. Случилось что-то, и холерик распсиховался, вырвался, убежал… Если не давить на него, дать время прийти в себя, то в дальнейшем нежелательные ассоциации с погрузкой исчезнут. А флегматик пусть и не «психанет» и не кинется прочь, но уж к коневозу он больше не подойдет. И точка. И переубеждать его придется на порядок дольше…

Лошадей неуравновешенного типа можно готовить к любым видам спорта, однако при конкурной работе, особенно начальной, необходимо избегать сильного возбуждения лошади при прыжковых тренировках, проводить их при минимальном количестве отвлекающих раздражителей, избегать на начальном этапе препятствий незнакомой формы, яркой расцветки и т.д., добившись того, чтобы вначале у лошади сам процесс прыжков перестал вызывать избыточное возбуждение.
Что касается выездки, тренировки в целом меньше провоцируют возбуждение, однако, следует избегать перегрузки тормозного процесса, с осторожностью подходя к таким элементам, как остановки с рыси и галопа, требование стойки и выдержки. Время выдержки нужно увеличивать постепенно, ни в коем случае не используя сильных раздражителей, например, не наказывая лошадь за попытку преждевременно начать движение. Некоторые лошади неуравновешенного типа, с крайне выраженным преобладанием возбудительного процесса, с трудом усваивают навыки, требующие сложного дифференцировочного торможения, различения тонких нюансов команд.
При длительной спокойной работе на природе и приучении лошади к различным раздражителям, холерики показывают отличные дистанционные способности в пробегах.
При правильной работе холерик демонстрирует высочайшую работоспособность, недоступную практически лошади никакого другого типа, отличную обучаемость, исключительно долгую спортивную «карьеру», но «раскрываются» они полностью в достаточно зрелом возрасте. То есть, это лошади, что называется, с перспективой.

Бытует распространенное заблуждение о том, что холерики – «трусы». Птичка пролетела – и он уже мчится «в голубую даль», а другая лошадь только вздрогнула от неожиданности. Ничего подобного. Холерик не трус – просто он так «вздрагивает». Что происходит «в голове» у лошади со сбалансированными процессами возбуждения и торможения? Птичка взлетела – возник процесс возбуждения. У вас, между прочим, тоже возник. Идете вы по дорожке, думаете о своем, и тут из кустов с жутким воплем стартует реактивная ворона (может, ее там кошка пыталась схватить?)… Вы – правильно! – вздрагиваете, а то и подскакиваете от неожиданности. Но органы чувств вам быстро сообщают: ворона. Всего-навсего ворона. Включается тормозной процесс: никаких активных действий предпринимать не надо. И вы, сплюнув в сердцах, продолжаете путь. На собственном опыте вы наверняка знаете: некоторые люди забывают о вороне через пару шагов, а у других еще четверть часа сердце «так и колотится, так и колотится». Конечно, человек не кидается в бегство от неожиданности. Ну так и инстинкты у него другие. Вот были бы предки людей степными копытными, а не лесными обезъянами…
Лошадь точно так же подскакивает от неожиданности, а потом понимает, что это всего-навсего ворона. Поверьте, холеричные лошади это тоже понимают. Но если лошадь с уравновешенными процессами возбуждения и торможения может быстро переключиться, то холерик – нет. Он вовсе не боится вороны, он просто проявляет возбуждение повышенной двигательной активностью.
В одной из статей мы уже писали, что повышенная двигательная активность (в том числе бесцельная, например, бег по кругу), является способом психической разгрузки для многих животных. Например, лошадей, собак, даже людей… Встревоженный человек «места себе не находит», мечется по комнате, хотя никакую проблему решить это не поможет. Оценка на экзамене выше не станет, даже если как следует побегать по коридору в ожидании решения экзаменаторов.
Так что к «трусости» поведение холерика никакого отношения не имеет.
Возбужденный приходом гостей маленький ребенок носится по квартире и никак не хочет угомониться тоже не потому, что боится всех этих дядь и теть. Ребенок, который боится, прячется за маму или плачет, а вовсе не бегает и не шалит.

Следует отметить, что все вышесказанное относится к лошадям неуравновешенного типа с нормальной силой процесса торможения и повышенной силой процесса возбуждения. (подтип А).
Но существует еще подтип Б – лошади с нормальной силой возбудительного процесса и ослабленным тормозным процессом.
В целом, лошади типа Б мягче и проще в работе, и при виде пресловутой вороны они скорее начинают «играть», чем всерьез подрываются. В отличие от лошадей типа А, они довольно быстро достигают «потолка» своих возможностей, и многообещающий молодой конь довольно быстро перестанет «расти», не реализовав возлагавшихся на него в молодости надежд. Так что предварительное тестирование уже в полтора-два года поможет с высокой точностью определить, стоит ли видеть в в этом коне будущего чемпиона или, достигув максимума возможностей в пять лет, в десять он останется точно на том же уровне…
И еще раз хочется обратить внимание на уже упоминавшийся момент: НЕ СЛЕДУЕТ пытаться определить тип высшей нервной деятельности лошади, наблюдая за ее поведением. Выводы, к которым удастся прийти на основании «личных наблюдений» в большинстве случаев окажутся ошибочными.

Текст: Алла Михайловна Ползунова, Ирина Шрейнер

Нервная деятельность лошади #981

СОНИ ТОЖЕ КОНИ?



В этом номере мы продолжаем рассказ про лошадей с разными типами высшей нервной деятельности и работу с ними. Теперь разговор у нас пойдет про флегматиков.

Сразу скажу: «флегматик» - это специальный термин, обозначающий животное (или человека) с сильным, уравновешенным инертным типом высшей нервной деятельности. «Бытовое» употребление словосочетания «флегматичная лошадь» сразу приводит на ум этакого толстенького конечка с сонно прикрытыми глазами и висящими ушами, которого не сдвинешь с места ни хлыстом, ни уговорами. А на самом деле, например, на ипподромах флегматики считаются признанными мастерами «резвого старта».

Кажется, здесь есть некоторое противоречие, верно? Флегматик – и резвый старт! Но противоречние только кажущееся, и, чтобы разобраться в этом, давайте подробно рассмотрим, что такое «сильный уравновешенный инертный тип высшей нервной деятельности».

При тестах на определение типа высшей нервной деятельности, о которых мы рассказывали в №4 за 2006 год, описана методика определения всех этих показателей. Нервная система флегматиков отличается силой – то есть, они легко переносят действие отвлекающих раздражителей: незнакомого звука и незнакомого движущегося предмета. Процесс возбуждения и процесс торможения у этих лошадей тоже выражены достаточно сильно, но, если у холерика процесс возбуждения преобладает над процессом торможения, то у флегматика – нет. Они находятся в равновесии, или процесс торможения несколько преобладает над процессом возбуждения. Но вот подвижность нервных процессов у них находится явно «не на высоте». То есть, быстро переключаться между процессами возбуждения и торможения флегматик не может. Обычно у них отстутствуют признаки силы возбудительного процесса, которые тесно связаны с необходимостью его быстрого развития.

Напомню вкратце, в чем суть теста. Сначала на манеж ставят два одинаковых ведра. В одном морковка есть, а в другом – пусто. Лошадь несколько раз подводят к полному ведру, а потому выпускают на манеж саму и смотрят, запомнила она, где ведро, или нет. После этого ведра меняют местами и смотрят, сколько подводов потребуется, чтобы лошадь запомнила, что морковь теперь в другом ведре. И, наконец, еще раз меняют ведра местами. Ну и напоследок сопровождают тест незнакомым звуком и незнакомым движущимся предметом, чтобы посмотреть, как отреагирует лошадь на них.

Флегматик во время теста хорошо запоминает, где была морковка в самом начале. Часть из них выполняет первую переделку стереотипа и запоминает новое место в морковью. Но вот вторая переделка стереотипа им уже не дается. Обычно такой конь, предоставленный сам себе, в растерянности стоит над пустым ведром и «чешет в затылке», покусывая себя за бока.

Но это вовсе не значит, что флегматик – сонная ленивая лошадь. Флегматик – просто маловозбудимая лошадь, не склонная из-за хлопка двери метаться по манежу, рикошетя от стен или впадать в панику при виде трактора. Впервые увидев трактор, флегматик не шарахнется в сторону, как любая другая лошадь, а скорее остановится, как вкопанный, и будет на него подозрительно смотреть. Потом, конечно, может и удрать – если вы зазеваетесь. Но если не будете зевать, флегматик отличный материал для создания «идеальной лошади»: у вас есть время, чтобы повлиять на его реакцию, успокоить и тихонько провести мимо, предложив правильную модель поведения. Предлагать что-то холерику обычно бывает некогда. Вы и трактор-то заметить не успеете, а холерик вместе с вами уже умчится за горизонт.

В знакомой обстановке флегматик собран, энергичен и уравновешен. Обратите внимание в ЗНАКОМОЙ, а не СПОКОЙНОЙ. То есть, это может быть хоть конкурное поле, хоть поле боя – флегматик и ухом не поведет.

Теперь несколько слов о работе с такими лошадьми. Если холерику требуется длительная спокойная работа, не вызывающая возбуждения и кислородного долга, то с флегматиком все обстоит наоборот. «Усыплять» его не надо – он и сам «заснет», то есть, потеряет интерес к работе. Не получается вольт налево достаточно ровно?.. Раз попробовали, два, три… А вот «четыре» уже будет лишним. Плюньте на этот вольт, займитесь чем-то еще. Если будете «долбить» одно и то же, лошадь потеряет интерес к происходящему и, в зависимости от настроения, либо начнет «волочить ноги», либо придет в раздражение и оставит вас работать на вольту в гордом одиночестве. Если у флегматика это раз-другой выйдет – берегитесь! Пара-тройка успешных «аварийных посадок» всадника в песок, и вы имеете все шансы потратить год-другой на отучение коня от привычки избавляться от человека, как только возникло такое желание. Учатся флегматики не очень быстро, зато, раз научившись, помнят всю жизнь.

Нервная деятельность лошади #991

Это одна из основных проблем при работе с подобной лошадью: любая ошибка обучения или заездки может оказаться почти неисправимой. А ошибки, к сожалению, случаются довольно часто: для работы с флегматиком требуется бездна терпения. Дело в том, что они медленно учатся. То есть, действительно медленно. По сравнению с холериком или сангвиником такой конь, особенно на начальных этапах работы, кажется «тупым».

И так и хочется «вдолбить» ему что-нибудь… И у вас получится. Верьте в себя – и у вас получится. Вы накрепко вдолбите коню – только совсем не то, что хотели. Скорее всего, какой-нибудь способ сопротивляться вашим требованиям. И способ этот он гордо пронесет через всю жизнь.

Напрашивается вопрос: как же так, если флегматик так долго всему учится, то и ошибку нужно сто раз повторить, чтобы он запомнил. Сейчас я вас разочарую. Вот ошибку-то как раз можно повторить всего два-три раза. И вот почему. Чем сильнее эмоции – тем лучше запоминается то, что их вызвало и что за этим последовало. Так что если вы испугаете флегматика (а его тоже можно напугать, пусть он и не начнет от этого биться в истерике), например, при первой погрузке в коневоз, то он это запомнит значительно лучше, чем первый успешно сделанный вольт, за который его похвалили. Вряд ли сахар и оглаживание вызовут у лошади бурю восторга, сопоставимую по силе со страхом от грубой погрузки. Если во время работы вы спровоцируете лошадь на сопротивление, это значит, что ваши действия ее «достали» - то есть, вызвали достаточно сильные эмоции. Вот она и запомнит этот момент куда лучше и быстрее, чем любой из успехов. Так происходит со всеми лошадьми без исключения. Отличие флегматика состоит в том, что он дольше будет помнить произошедшее.

Если, особенно на начальных процессах обучения, ошибочно применять к такой лошади более сильные средства воздействия, она просто замкнется. В худшем случае вы добьетесь от нее просто стойкого невроза и, прежде чем возобновить работу, ее придется полгода лечить.

При правильной терпеливой работе флегматик со временем «догонит» своих сверстников по количеству навыков – и далеко обгонит их по стабильности и безотказности в работе. Нужно только проявить побольше терпения, спокойствия и… поменьше настойчивости: не увлекайтесь «зубрежкой».

Очень важны для флегматиков те виды нагрузки, которые тренируют процесс возбуждения – то есть, те, которые создают кислородный долг. В первую очередь, это резвые работы и прыжки. Если у вас не конкурный, а выездковый флегматик – поля, поля и еще раз поля. И не надо думать, что если выездковой лошади дали «размахаться» на рыси или поскакать полевым галопом, она «собираться перестанет». Не перестанет. А вот если не давать ей резвых нагрузок… нет, собираться она тоже не перестанет, только пиаффе в ее исполнении будет напоминать скорее попытку закопаться в грунт.

И все же – почему про флегматиков говорят, что они «мастера резвого старта»?..
Что ж, давайте поговорим о соревнованиях. Как бы хорошо флегматик ни работал на тренировках, первый, второй, а, скорее всего, даже третий старт он провалит. Во всяком случае, результатов ждать не стоит. И вот почему. Оказавшись в новой обстановке, и холерик, и сангвиник, скорее всего возбудятся. А флегматик, в силу особенностей нервной системы – затормозится. Он будет вяло двигаться, «собирать палки», а рабочую рысь в его исполнении будет хотеться назвать не рабочей, а тележной. К этому надо быть готовым и не решить, что конь «бесперспективный». Просто такова его реакция на новизну. После нескольких «первых блинов» он привыкнет к обстановке соревнований, разберется, что к чему и начнет работать как ни в чем не бывало. Главное для всадника – «перетерпеть» первые неудачные старты и не пытаться коня «пропихнуть», «протащить по маршруту» и вообще не создать ему стойких неприятных ассоциаций с обстановкой соревнований. Создадите – считайте, что спортивная карьера коня окончена навсегда. Либо он встанет, либо – и этого тоже вполне можно добиться – усвоит, к примеру, что на соревнованиях, в отличие от тренировок, нужно «швыряться» на препятствие, выпучив глаза, без раздумий и расчета. Исправить это сможет только действительно большой мастер. За несколько лет. И без гарантий.

Зато если вам удалось спокойно приучить коня к новой обстановке, вы получите безотказного самовоза – из тех, про которых говорят, что он «трехлетнему ребенку разряд привезет».
А теперь вернемся к «резвому старту». Дело в том, что на скачках и бегах очень важно, как лошадь «приняла старт». Не сбилась ли, не шарахнулась… И тут у флегматика абсолютное преимущество. В отличие от всех остальных, он не перевозбудится, и примет старт ровно, резво и спокойно. Но вот на финиш его может не хватить… Усталость провоцирует усиление процесса торможения, это естественная защитная реакция организма, и, если на лошадях других типов это сказывается мало: стартовое возбуждение «перекрывает» по силе торможение, вызыванное усталостью – то флегматик, который стартовал спокойно, к финишу может выдохнуться.
Ну что ж, подведем итог. Правильно подготовленный флегматик – хорошая спортивная лошадь, просто отличная лошадь для спортивной школы (тот самый «самовоз»), замечательный вариант в качестве частного прогулочного коня – на такой лошади можно расслабиться, не боясь, что в любой момент она шарахнется от взлетевшей из-под ног вороны. Однако, для проката флегматик не годится, каким бы спокойным он ни казался. Команду «дернуть повод и постучать пятками по бокам» он не проходил. При его «консервативности», флегматик вряд ли расценит это как посыл. К тому же, ему будет сложно постоянно приспосабливаться к разным людям, которые «рулят» каждый на свой лад. Все-таки команды, подаваемые всадниками из спортивной школы, более… единообразны.
Но, конечно, все это подходит к тому случаю, когда коня правильно работали и обучали в процессе заездки. Многие вредные привычки или неправильные реакции на команды у флегматика могут оказаться неисправимыми. Хотя есть и обратна сторона: «испортить» подготовленного коня куда как непросто. Хотя и проще, чем исправлять. Ломать, к сожалению, всегда легче, чем строить...

журнал "Альфа кентавра"
текст: А.М.Ползунова, И.Шрейнер

Нервная деятельность лошади #1001

ИНСТРУКЦИЯ К ЛОШАДИ
Мы необыкновенно любим развешивать ярлыки на все, что видим. Оля была «задавака», а Катя «ябеда», писатель Имярек – постмодернист, хотя бог его знает, что это такое, но в какой-то рецензии нам предложили подходящий «ярлычок», и мы его приклеили, как на банку с вареньем: «малиновое», «смородиновое». Никто не спорит, это куда удобнее, чем каждый раз заглядывать во все банки, в поисках того варенья, которое именно сейчас нужно. Удобно при одном-единственном условии: ярлычок наклеен верно.
Чтобы верно его наклеить, нужно:
- Четко знать, что означает слово на ярлычке (то есть, не нужно называть кого-то постмодернистом, если не знаешь толком, что это такое и в каком месте оно находится)
- Четко себе представлять, что находится в банке (написано в книжке, и правда ли Катя на кого-то ябедничала).

С лошадьми происходит то же самое. Этот конь «вообще нервный, у его в голове пуля, с ним нормально работать невозможно», а тот «ленивый, на шекель тупой, «пропихивать» все время надо». Ну и, само собой, работать нормально с ним тоже невозможно. А между прочим, садится на эту самую лошадь «с которой невозможно работать», мастер своего дела, и сразу становится ясно, с кем именно было невозможно работать – с вами. Потому что у мастера и «лентяй» вдруг начинает замечательно бежать вперед безо всякого принуждения, только держись, и нервный «трус» вдруг успокаивается и уже ничего не боится...
Средневзвешенные методики работы, описанные во множестве книг, подходят именно «средневзвешенной» лошади. Сферической, так сказать, в вакууме. А дальше начинается индивидуальный подход, для которого нужно мастерство, годы работы, опыт, который не всегда передашь словами...
Так что же делать? Неужели все-таки нельзя создать систему, которая поможет найти подход к любой лошади?
Разумеется, можно, более того, система, которая помогает найти подход к коню, подобрать пару всадник-лошадь, добиться наилучших возможных результатов уже существует.
Оговоримся сразу: эту систему, как и любую другую, освоить по книжкам и журнальным статьям не возможно. Методика работы с живым существом (даже с инфузорией-туфелькой) – это не инструкция по обращению с механизмом, у живого существа нет удобного интерфейса, нет всплывающей панели подсказок, нет даже, на худой конец, книжечки, в которой написано: «Потянув за левое ухо, вы активизируете динамик». Очень может быть, что активизируете. Вы его за ухо – а оно на вас рявкнет. Но может ведь и цапнуть!
Поэтому мы не будем подробно описывать саму методику: обучиться ей не так уж и сложно, не надо учить иностранный язык и ехать к зарубежным тренерам. Это можно сделать в Москве, обратившись к Алле Михайловне Ползуновой – как поступили мы, когда задумали эту статью.
Речь идет об определении темперамента лошади – или типа высшей нервной деятельности. По всем правилам науки – а не по форме ушей или длине хвоста.

Вкратце (и не надо, пожалуйста, самостоятельно применять это на практике!) методика выглядит так.
В манеже (или на другой хорошо знакомой лошади площадке, где ее ничто не отвлекает) ставят два одинаковых ведра. В правое кладут морковку, а в левое – нет. Вначале лошадь несколько раз подводят к кормушке с морковкой, а потом выпускают в манеж самостоятельно. После того, как она научится безошибочно идти к правому ведру, морковку переносят в левое. И смотрят, что будет делать лошадь, добравшись до привычной, но, увы, пустой кормушки. Пойдет обследовать второе ведро или нет? Будет стоять над пустым? Начнет носиться по манежу? Если лошадь не нашла морковку в левом ведре сама, ее подводят к этому ведру, а потом снова пускают в манеж самостоятельно, и смотрят, куда она пойдет: сначала проверит правое ведро или сразу пойдет к левому? Потом ведра вновь меняют местами... И, наконец, проверяют реакцию лошади на незнакомые раздражители: звук, незнакомый предмет, движущийся предмет.
Проверка производится в течение пяти дней, и занимает 15-20 минут в день.
Очень большое значение имеет количество подводов лошади к кормушке перед самостоятельным пуском, разделение серий упражнений по дням (что когда делать), и мы НАМЕРЕННО НЕ ПРИВОДИМ эти данные, чтобы не было соблазна все-таки попробовать самому, не обратившись предварительно к специалисту.
«По книжке» все равно не получится, как подробно ни описывай. Все-таки не инструкция к мобильному телефону и не рецепт приготовления борща. А то ведь находятся умельцы в качестве «звукового раздражителя» использовать стартовый пистолет или петарду, а потом говорят: «ах, у меня лошадь слабого типа!» Правильно, а вы еще в качестве «незнакомого движущегося объекта» пригласите самоходную зенитную установку, у вас лошадь сразу еще и неуравновешенная окажется – до того неуравновешенная, что по потолку бегать начнет.

Очень важно понимать следующее: по этой методике оценивается сила, уравновешенность и подвижность нервных процессов животного, уровень силы процессов возбуждения и торможения, а вовсе не «смелость», «сообразительность» и прочие умозрительные вещи. Оцениваются именно физиологические возможности работы нервной системы. То, насколько быстро лошадь сможет выучить, в какой именно кормушке лежит морковка, насколько легко она переключится на другую кормушку, говорит не об уме, сообразительности или хорошей памяти, а только о силе процессов возбуждения и торможения, их балансе и подвижности, то есть способности нервной системы животного быстро переходить из одного состояния в другое.
Ну а теперь несколько слов о том, как все-таки работает эта методика.
При наблюдении за лошадью очень важно отмечать в протоколе следующие моменты:
- как она себя ведет перед пуском в манеж: спокойно, нервничает, рвется к корму.
- как она подходит к кормушке (шагом, рысью, галопом)
- за какое время, прямо или с отклонениями от прямого маршрута (траекторию движения нужно обязательно зарисовать)
- время перехода (когда это имеет место) лошади к другой кормушке (в сек.) и его линия (графически)
- Как лошадь ест (вяло, спокойно, жадно)
- Проявление возбуждения и перевозбуждения с обязательным указанием моментов их проявления (во время подхода к кормушке, после пищевого подкрепления и т.п.) – встает на «свечку», бегает по манежу и т.п.
- различные признаки внешнего торможения (к подкормке не идет, проявляет вялость, не идет в манеж, неподвижно застывает над кормушкой, вздрагивает, не берет корм с рук и т.п.)
- моменты повышенной ориентировочной реакции и внешних отвлечений.
Кроме того, в протоколе следует строжайше фиксировать все моменты вмешательства человека в ход проверки: (подведена в поводу, корм дается с руки, переведена к другой кормушке, уведена без подкрепления и т.п.).

Реклама

Нервная деятельность лошади #1011

Сила нервных процессов лошади оценивается по ее реакции на звук и незнакомый предмет. При нормальной силе нервных процессов лошадь не пойдет к кормушке и не станет есть при наличии незнакомого движущегося предмета, но быстро успокоится после того, как он прекратит движение. При ослабленной силе нервных процессов лошадь не подойдет к кормушке даже при его остановке, но исходно неподвижный предмет или незнакомый звук не отвлекут ее настолько, чтобы она отказалась от корма. Лошадь с выраженной слабостью нервных процессов не выдерживает даже неподвижного предмета или звука. Отдельных лошадей с выдающейся силой нервных процессов даже движущейся предмет не останавливает на пути к желанной морковке, но это – большая редкость.
Чем раньше лошадь начнет сама подходить к кормушке, чем быстрее она это будет делать – тем сильнее у нее развит процесс возбуждения. Если лошадь проявляет сильное двигательное возбуждение (например, бегает и встает на «свечки») это тоже исключает слабость процесса возбуждения.
Об уровне силы процесса внутреннего торможения говорит стабильность образовавшихся условных рефлексов, четкое выполнение всех переделок стереотипа, отстутствие элементов перевозбуждения лошади.
Уравновешенность нервных процессов проявляется в характере взаимодействия возбудительного и тормозного процессов, в целесообразной (или нецелесообразной) смене фаз возбуждения и торможения.
На неуравновешенность нервной системы указывает сильное двигательное возбуждение лошади, особенно, если оно прерывает поедание корма и вызывается отсутствием корма в кормушке, отсутствие четкости и стереотипности условных рефлексов (если нет признаков сильного внешнего торможения, то есть, слабости нервных процессов).
О подвижности нервных процессов говорит быстрота переделки стереотипа: после первого же подхода к пустой кормушке, лошадь сама перешла к другой и сразу начала ходить только к ней; сделала несколько лишних заходов к пустой кормушке и т.д. Если ей потребовался подвод к «правильной» кормушке, это говорит об инертности нервных процессов. Повторюсь: об инертности нервных процессов, а не о «тупости».
По этой методике выделяется четыре основных типа высшей нервной деятельности: сильный уравновешенный подвижный, сильный уравновешенный инертный, сильный неуравновешенный и слабый. В каждом типе существует несколько подтипов, позволяющих максимально индивидуализировать работу с каждой лошадью с учетом возможностей, достоинств и недостатков ее психики и нервной системы. Вкратце скажем о четырех типах.

Лошади с недостаточной подвижностью нервных процессов (сильный уравновешенный инертный тип) тяжело переносят быструю смену возбуждения и торможения, медленно (по сравнению с другими лошадьми) реагируют на команды, с трудом поддаются изменению и переделке навыков, которые формируются у них относительно медленно, и в начале обучения они обычно «отстают» от других лошадей. Впоследствии такие лошади обычно наверстывают отставание в обучении, становятся надежными «самовозами» и отличаются безотказностью в работе. В силу того, что такие лошади очень хорошо и надолго запоминают однажды усвоенные навыки, следует избегать ошибок в работе: переучивать будет очень сложно. Зато такого коня можно, как говорится, среди ночи разбудить, и он запросто вспомнит и проедет схему, которую уже года три как ни разу не повторял на тренировках. И всаднику ошибиться не даст. Поняв по первым элементам, какую именно из известных ему схем сейчас требуется выполнить, такой конь вполне может вежливо, но твердо игнорировать неправильные команды.
При работе с такой лошадью надо набраться терпения. И еще раз терпения, и еще раз...
Вначале следует соблюдать достаточно большие интервалы между упражнениями и избегать перегрузки подвижности нервных процессов, резкой смены противоположных по значению команд, например «галоп – остановка – галоп». Если к такой лошади ошибочно начать применять более сильные раздражители, добиться можно только одного: лошадь «встанет». Флегматик – это не сонное нечто с висящими ушами и полузакрытыми глазами. Флегматик – это честная безотказная рабочая лошадь, из тех, про которых говорят, что она любому чайнику разряд привезет, лишь бы в седле держался и не мешал.
Зато перенапряжение процесса возбуждения или подвижности нервных процессов приведет как раз к вялости, угнетенному состоянию, отсутствию реакции на команды. А проще говоря – неврозу.

При работе с лошадью с преобладающим процессом возбуждения следует учитывать, что у нее легко и быстро вырабатываются положительные условные рефлексы, а тормозные – тяжело. То есть, такой лошади будет с трудом даваться выдержка (например, остановка и неподвижная стойка в течение зачетного времени), команды, связанные с проявлением дифференцировочного торможения. Это может вызывать у лошади нервозность и повышенную двигательную активность, и если упорно требовать от нее «стоять, стоять на месте, кому сказано!» добиться можно только строго противоположного эффекта. В начале работу надо проводить при минимальном количестве отвлекающих факторов, постепенно вырабатывая тормозные навыки на проявление сильных внешних раздражителей. Однако, такие лошади меньше устают во время работы, у них, как это ни странно, почти не бывает срывов и неврозов. Часто лошадь такого типа может вызывать раздражение и нервозность всадника, казаться «наглой» и непослушной, но «наглость» или непослушание – проявление мотивации (лошадь хочет или не хочет), а тут о мотивациях речи не идет: это свойство психики.
Тем не менее, лошади этого типа достаточно легко поддаются обучению. Однако, память у нее не такая хорошая, как у флегматика, и навыки, которые долгое время не отрабатывались на тренировках, могут угасать и забываться.
Что касается лошадей с сильным уравновешенным подвижным типом ВНД, это именно те «сферические лошади», на которых и рассчитано большинство методик и рекомендаций, которые вы можете вычитать в книжках. Это «золотая середина», работа с ними представляет меньше всего сложностей. Хотя они не так работоспособны, как холерики, и у них не такая хорошая память, как у флегматиков.
Лошади со слабым типом ВНД менее всего пригодны к работе. Слабость и малоподвижность нервных процессов делает их очень чувствительными в любым раздражителями, а повышение их силы вызывает торможение условно-рефлекторной деятельности. К раздражителям различной силы их необходимо приучать постепенно, режим рабочей нагрузки наращивать осторожно, предоставлять отдых при любых проявлениях торможения. При кропотливой работе можно добиться высоких показателей, но не стабильности и безотказности.

Оценить тип высшей нервной деятельности лошади «на глазок», наблюдая за ее поведением в процессе работы или во время прогулок в леваде, нельзя. Поведенческие реакции лошадей разных типов могут быть одинаковыми, но основа их проявления будет разной. Например, холерик может «растаскивать» всадника галопом при появлении рядом с плацем трактора, и лошадь слабого типа будет делать то же самое. Но причины поведения будут совершенно разными, а значит – и методы коррекции. У холерика такое поведение вызвано преобладанием процесса возбуждения, который под действием сильного раздражителя «отключает» тормозные навыки, а у лошади слабого типа та же реакция вызвана страхом. И если лошади неуравновешенного типа требуется длительная спокойная работа, продолжительные репризы рабочей рыси с остановками и переходами – для развития тормозного процесса, а вовсе не «приучение к трактору», то лошади слабого типа требуется как раз постепенное приучение к новому раздражителю.
Гипервозбудимость и повышенная двигательная активность животного может также являться не свойством психики, а проявлением нарушения ее деятельности. Может возникнуть вопрос: как отличить возбудимую лошадь от лошади с истощенной психикой и клинической неврастенией. Тут следует обращать внимание на различные нюансы отклонений от типичного поведения, на проявление бессмысленных, извращенных реакций. Еще одним явным отличием будет то, что животное с истощенной психикой очень плохо усваивает (или не усваивает вообще) какие-либо навыки, тогда как лошадь с преобладающим процессом возбуждения обучению, тем не менее, поддается достаточно легко.
Таким образом, прежде, чем говорить про обучаемость или необучаемость лошади, про то, послушная она, или нет, нужно понять, с кем вы имеете дело. Человеку, привыкшему к флегматичным лошадям, холеричная лошадь будет казаться «истеричной дурой», а если дело обстоит наоборот, то на нее повесят ярлык «непроходимой тупицы». А на самом деле ни та, ни другая характеристика не будут иметь к реальности особого отношения, и уж точно никак не помогут работе с лошадью.

Журнал "Альфа кентавра"
текст: А.М. Ползунова, И. Шрейнер

Re: Нервная деятельность лошади #8729

Ой, спасибо. Если бы я сейчас диссер писала, пригодилось бы.