Уведомлять о новых сообщениях

С.П. Урусов "Книга о лошади" Глава III Учение о зубах #8140

Глава III. Учение о зубах.

В тесной связи с анатомией и физиологией лошади находится учете о зубах или, другими словами, наставление узнавать возраст лошади по естественной смене зубов и по их изменению.

Уже давно известно, что зубы лошади есть род метрического свидетельства, выданного природою на всю жизнь, которое, правильно понятое, может дать ценные, хотя и не вполне безошибочные, пояснения о возрасте животного. Еще Аристотель*), Плиний**) и Ксенофонт***) занимались изучением этого предмета. Они знали, что молодые лошади меняют свои зубы в известные годы, и что постоянные зубы с годами изменяют свою форму. Они считали старыми тех лошадей, у которых не было на зубах чашечек и полагали, что такие лошади не могут уже долго быть пригодными для верховой езды, но они не определяли сроков и свойств этих изменений настолько ясно, чтобы ими можно было руководствоваться для распознавания возраста лошади. Несколько серьезнее появившиеся в XVI и XVII столетиях сочинения о зубах, напр. „Von der hochberuhmpten, Adelichen und Ritterlichen Kunst der Rayterey". In vier Bucher ordentlich gethaylt durch H. F. Horwart von Hohenburg. Das neunte Capitel. Tegernsee 1581, in Folio, а также Reeyni's „Exquisita anatomia del Cavallo", Venezzia 1599 и Jourdains „Le parfait Cavalier", Paris 1665. Упомянутому здесь писателю Рейни (Reeyni) принадлежит между писателями по иппологии почетное место, так как он первый указал, что у лошади есть также и коренные зубы (хотя он их насчитывает только четыре), меняющиеся как и резцы, в определенное время. Замечательно, что это открытие совершенно ускользнуло от живших гораздо позже великих ученых Solleysel (1706 г.) и Bourgelat (1758 г.). Учение Рейни (Reeyni) разработал француз Тенон ****), а после него Lafosse (fils) *****). Немного позже, а именно в 1811 г., д-р Пессина (Pessina) издал в Вене свой знаменитый труд „О распознавании возраста лошади по зубам", в котором сообщены также наблюдения об изменении формы стирающихся поверхностей зу-

*) „Historia animalium" Lib. VI cap. 22.
**) ,,Historia naturalis" Lib. XI cap. 37, sect. 160—170.
***) ,,De re equestre" cap. 3.
****) „Memoires de l'Institut National des Sciences et Arts etc". Tome I, Memoire 1, pag. 558, Memoire second, рад. 589.
*****) „Cours d'Hippiatrique". Paris 1772.

Почти одновременно (1816 г.) появилось в Копенгагене „Описание природы зубов лошади, с указанием и на других домашних животных. С приложением наставления определять возраст лошади с помощью наружных признаков", I. В. Нергардта, прославившееся далеко за пределами Скандинавии. Между новейшими произведениями, занимавшимися учением о зубах, мы ставим на первый план Edward Mayhew „The Horse's Mouth", и соответствующую этому главу из превосходного сочинения Goubaux и Barrier „L'exterieur du cheval". Прекрасное сочинение это в настоящее время переведено на русский язык *).

Прежде чем заняться подробным изучением зубов лошади, не будет лишним дать несколько общих указаний, могущих способствовать правильному взгляду на учете о зубах.

Как уже выше упомянуто, наблюдаемые на зубах приметы, по которым определяют возраст лошади, нельзя считать безошибочными. Это объясняется тем, что признаки эти, хотя по природе и правильные, но не всегда точно совпадают. Известное влияние на стирание зубов, имеют: разница в породе, в корме и положение зубных рядов друг к другу. Например, у кровных лошадей стирающаяся поверхность вследствие более твердого свойства костяной массы, стирается медленнее, чем у простых лошадей; известно также, что резцы стираются скорее у животных, находящихся на подножном корме, вследствие встречающихся в траве песку и камешков, чем при кормлении в конюшне. Наконец, никто не станет оспаривать, что неравномерное стирание происходит в тех случаях, когда зубы верхней и нижней челюстей не приходятся точно друг против друга. Поэтому указания людей, знающих достоверно возраст лошади, следует предпочитать указаниям природы.

Лет десять тому назад, в Германии, возник очень интересный спор, снова ясно доказавший, что учение о зубах есть хотя и единственное, но не вполне надежное вспомогательное средство при определении возраста таких лошадей, рождение которых не может быть доказано книгами конского завода.

Возраст призовой лошади условлено считать с 1-го января и таким образом лошадь, рожденная 31-го декабря, к следующему дню считается уже годовою и если мы вспомним, какое значение имеет возраст на ипподроме, сообразно с которым устанавливается весь и дистанция, то будет понятно, какое несправедливое преимущество будет на стороне несколько старшей лошади, которая понесет 1/2 пуда меньше веса, и наоборот, до какой степени она утеряет свои шансы на победу, если более молодая понесет лишний вес.

К сожалению, у нас, в случаях сомнения, решающий голос принадлежит ветеринарной коммиссии при Государственном Коннозавод-

*) Издание Живописцева в г. Орле. стве, тогда как было-бы несомненно целесообразнее, помимо осмотра зубов, сделать следствие на самом заводе, которое могло бы установить истину.

Не надо забывать, что неправильность зубов бьет по карману конкурентов. Из многолетней практики нашей на турфе, нам известны случаи, когда сомнительного возраста скакуны выигрывали в 2-х и 3-х-летнем возрасте массу призов, несправедливо отнимая их у своих конкурентов. Родилась-ли лошадь в ноябре или феврале не всегда доступно разрешению, а между тем к двухлетним скачкам одна имеет возраст 2 г. 9 мес., другая же 2 г. и 6 месяцев; 3 мес. разницы для этого возраста огромная вещь.

Во время осенних берлинских скачек 1884 г. было выражено сомнение относительно возраста, объявленного трехлетним, жеребца „Антиноя" от „Дрейцака" и „Фенеллы", и председатель, с согласия владельца г. Билера-Бюцова, заявил о принадлежащем ему в этом случае праве подвергнуть ветеринарному освидетельствованию зубы „Антиноя". Ветеринар констатировал, что „Антиной" по свойству своих зубов должен считаться четырехлетним. По уставу Скакового Общества владелец мог, не смотря на определение эксперта, привести опровержение, чего у нас, к сожалению, нет, и это удалось г. Билеру вполне, приведением различного рода доказательств. Техническая комиссия Соединенного Клуба написала г. Билеру по этому поводу следующее: „Мы все согласны с мнением, что ваш жеребец „Антиной", не смотря на противоречивую экспертизу ветеринара Петша, родился в 1881 г., и следовательно ему теперь 3 года, доказательством чего служат представленные вами удостоверения". Г. Билер избавлен был впредь от возражений по этому поводу, а учение о зубах обогатилось не лишенной интереса страницей. Будь такой случай у нас, лошадь после переосвидетельствования другой комиссией ветеринаров, была бы признана 4-хъ летней, так как зубы у неё не изменились бы в месяц времени и владелец понес бы большой денежный убыток.

Можно было бы привести множество подобных примеров из истории русского скакового спорта (О'Харра и др.). Тем не менее, мы принуждены утверждать, что, из 10 раз 8, зубы представляют совершенно ясное указание для определения возраста. Во всяком случае мы не имеем другого более верного основания для определения возраста, кроме тех случаев, когда это может быть доказано свидетельскими показаниями, заводскими книгами и т. п., не подлежащими сомнению фактами. Каждый, кому приходится иметь дело с лошадьми, должен бы уметь читать по их зубам, и это совсем не так трудно, как говорится во многих ученых руководствах, трактующих о зубах. Но этому нельзя научиться по одним книгам и рисункам; самое верное средство, во всех отношениях, представляет рот живой лошади. И потому начинающей, руководствуясь иппологическими сведениями, не должен упускать случая изучать полость рта таких лошадей, возраст которых ему точно известен.

Удобнее всего этим пользоваться в кавалерийских полках и на конских заводах, где интересующийся этим делом имеет в своем распоряжении не только лошадей всех возрастов, но и года каждой из них, точно отмеченные в книгах. Дальше будет указано, как начинающий должен пользоваться этими занятиями. Но для этого, прежде всего, следует ознакомиться с азбукой учения о зубах.

У лошадей, так же как и у людей, два рода зубов: одни для ранней молодости, другие для более зрелого возраста. Первые называются мелочными, последние — постоянными или конскими зубами. Те и другие всажены в луночки зубных краев — в зубную аркаду.

По их форме и месту во рту лошади их разделяют на: а) резцы, б) клыки, в) коренные зубы (см. рис. 171).

Зубной аркадой называется та дугообразная линия, которую образуют собою места внедрения зубов в челюсти; отсюда различают нижнюю или заднюю зубную аркаду, и верхнюю или переднюю; первая у лошади всегда несколько меньше второй.

Всего резцов 6 и они расположены так: два внутренних называются „зацепами", два наружных „окрайками" и два зуба, находящиеся между зацепами и окрайками, называются средними зубами. Резцы делятся, сообразно своему времени появления и форме, на а) молочные и б) постоянные. Так как в определении возраста играет важную роль отличие молочного зуба от постоянного, то нужно познакомиться с этим — и прежде чем продолжать, мы попросим читателя обратить внимание на диаграмму в рис. 171, к которым мы впредь будем принуждены часто возвращаться. Сравним молочный зуб АВ с постоянным конским зубом С. Разница в форме и в величине очевидна. Если мы будем рассматривать их спереди, то заметим, что молочный зуб В у десны, (изображенной на поперечной лиши) уже, между тем как венчик, или часть, постоянного зуба, находящаяся под десной С—почти одинаково широка, на верху и внизу. Узкая часть молочного зуба называется шейкой. Постоянный зуб кроме того, гораздо больше, чем молочный и не такой белый.

Рис. 171. Диаграмма.

А-В.—Молочный резец. С —Костяной резец. D.—Различные стирающиеся поверхности. Е.— Прямой paзpез конского резца. F G Н.-Взаимное положение челюстей.

Дальнейшая разница между этими двумя зубами состоит в том,. что передняя поверхность молочного зуба почти совершенно гладкая, между тем как постоянный зуб имеет одну или две продольные полоски.

Как это видно из изображения рис. 171 Е и рис. 173, резец лошади имеет вид полумесяца. Видимая часть зуба, выходящая из десны, называется венчиком, скрытая его часть, находящаяся в зубной луночке челюстной кости, называется корнем. В рис. 171 Е, представляющем продольный разрез резца лошади, линия а-а обозначает десну. Главная часть зуба состоит из обозначенного цифрой 3 зубного вещества (Dentine), покрытого на венчике эмалью (Email) E2, а на корне цементом (Е 6). Зубную полость выполняет зубная мякоть — слизистая ткань, богатая клетками, сосудами и нервами. При жизни зуба дентин все необходимое для обмена веществ берет только из крови сосудов пульпы. Через зубную полость от конца зуба к венчику идет канал. Если мы рассмотрим венчик, то увидим, что эмаль (Е 2), достигнув стирающейся поверхности зуба, вдается в середину зуба на подобие дна бутылки, и это углубление в нижней части заполнено зубным цементом (Е 5). Из этого следует, что если бы мы отпилили кусочек стирающейся поверхности, напр., по линии Е 1, то мы бы увидели на новой поверхности наружный и внутренний эмалевые края, причем эмаль имеет белый цвет, а костяное вещество — серый; рис. 171 D показывает, как выглядит такая стирающаяся поверхность.

Мешковидное углубление на стирающейся поверхности называется зубною чашечкою. Она не во всех зубах одинаково глубока. Так, в молочных зубах она, напр., достигает глубины от 3—4 милим., между тем как чашечки постоянных зубов бывают глубиною от 7—13 милим.; однако последняя мира встречается только в резцах верхней челюсти. В коренных зубах верхней челюсти также имеются чашечки, а в коренных зубах нижней челюсти их нет. Внутренний эмалевый край, окружающий сначала чашечку, после стирания последней окружает цемент, лежащий на дне мешковидного углубления, и называется тогда следом чашечки.

Резец лошади также имеет дентинную основу у венчика, которая снаружи покрыта эмалью и цементом у корня, причем последний у неё покрывает и всю коронку, а следовательно, выстилает и чашку. Из сказанного понятно, что когда зуб начал стираться, на его стертой поверхности мы отличаем пять слоев: цементный снаружи и внутри, ограничивающий полость чашки, эмалевый, прилегающий к первому и эмалевый, прилегающей ко второму, а внутри между ними дентин.

После того как стирание подвинулось далеко, в средине центральной эмали остается узенькая темная полоска цемента —это так называемый след чашечки. Время от момента начала стирания резцов до момента исчезания полостей их чашечек называется временем зубных чашечек. Исчезание следа чашечки не идет в той же последовательности, как стирание всей чашечки, т. е. от резцов к окрайкам, а иногда замечается на зацепах болee, чем на окрайках.

Приблизительно в это то время, между следом чашки и передней поверхностью зуба появляется желтое пятно, которое остается на зубе до конца, меняя свою форму по мере того, как стирание зуба подвигается вперед. Это-то и есть „кольцо жирара", представляющее поперечный разрез дентина, который к известному возрасту констатируется на месте пульпы, выстилающей внутреннюю полость зуба молодой лошади.

Зубы животного всегда, по общему своему количеству и по числу представителей отдельных категорий, одинаково расположены на правой и левой половине челюстей; поэтому достаточно указать их число по отдельным категориям на одной половине, чтобы составить себе верное представление о зубной системе данного животного вообще. При этом, во-первых, обозначение зубов верхней челюсти ставится над чертой, а зубов нижней челюсти — под чертой; и во-вторых, категория зубов обозначается начальной буквой их латинского названия.

Составленное таким образом выражение и будет называться зубной формулой (см. рис. 172).

Так, зубная формула для лошадей .будет такова:

i 3/3 c 1/1 pm 3/3 m 3/3

Здесь буквой i изображаются резцы (incisivi), буквой с — клыки (canini), буквами рm — те коренные, которые бывают молочными (praemolares), и m — те коренные, которые не имеют молочных предшественников (molares s. buccales proprii).

Вводятся в такие формулы иногда и подробности с отдельным обозначением соответственной цифрой каждого зуба, в пределах той или другой категории, причем порядок их нумерации у различных авторов не одинаков.

Резцы дают еще другое указание для определения возраста. Кроме того, у старых лошадей они большей частью длинны, хотя иногда и бывают стерты до десен. Если они длинны, то между ними находятся большие или меньшие промежутки, наполненные темной массой, образовавшейся из остатков пищи. Дальше следует заметить, что ряды зубов образуют у молодой лошади полукруг; у вполне сформировавшейся лошади обыкновенно принимают более плоскую форму, и у старых животных представляют совсем прямой ряд. Положение челюстей друг к другу также меняется с годами. Сначала они имеют вид клещей, но чем лошадь делается старше, тем взаимное положение их принимает форму более косого и даже острого угла (рис. 171 F. G. Н.). В заключение остается заметить, что эмаль на зубах старых лошадей желтеет и теряет блеск.

Клыки не могут служить надежным подспорьем в деле определения возраста лошади. Уже первое прорезывание этих зубов крайне неправильно, чтобы по ним можно было вывести верные заключения. Так, напр., они иногда прорезываются между 2 и 3 годами, но бывает, что они появляются только на 8-мъ году.

Рис. 172. Формула зубов лошади.

По теории они должны появляться между 4 и 5 годами. Но это правило, как уже было сказано, имеет так много исключений, что нельзя полагаться на него. При своем первом появлении клыки бывают заострены, на наружной поверхности ровны и закруглены, а на внутренней, обращенной к языку, — шероховаты. Они находятся в небольшом расстоянии от резцов и наклонены к ним. Но с годами клыки как бы наклоняются назад; шероховатости на внутренней поверхности сглаживаются и расстояние от резцов увеличивается. В то же время клыки нижней челюсти становятся тупее и длиннee, между тем как клыки верхней челюсти стираются почти до десен. Клыки старых лошадей обыкновенно сплошь покрыты винным камнем.

Клыки встречаются постоянно только у жеребцов. Как исключение встречающиеся у кобыл клыки представляют собой плохо развитые экземпляры. Эти зубы не меняются.

Коренные зубы, 6 с правой и 6 с левой стороны каждой челюсти, отделены беззубым краем от окрайков и клыков. Передние три коренные зуба каждой челюсти меняются, первые — в 2—2 1/2, вторые — в 2 1/2—3 и третьи — в 3—3 1/2 года. Остальные суть постоянные или конские коренные зубы.

Перед первым коренным зубом появляются иногда маленькие зубовидные образования, называемые „волчьими" зубами, которые обыкновенно выпадают одновременно с первыми коренными зубами. Их присутствие указывает на то, что постоянные коренные зубы еще не прорезались. Это предположение может быть принято только как догадка, так как у некоторых лошадей волчьи зубы сохраняются в болee зрелом возрасте.

Рис. 173. Резец постоянного зуба.

Следующие таблички наглядно говорят о возрасте лошади:

Число зубов у лошади:

Резцы ......... 6/6 = 12.

Рис. 174. Стирающаяся поверхность.

жеребца ...... 2/2 = 4.

Клыки

кобылы ...... 0/0 = 0

Коренные ........ 12/12 = 24.

у жеребцов 40

Всего

у кобыл 36.

Время прорезывания и смена зубов:

Зацепы прорез. неск. дней до или после рожд.; сменяются на 2 1/2 году.

Резцы Среднее ,, на 4 — 6 неделе ....... ,, ,, 3 1/2 ,,

Угловые ,, ,, 6 — 9 месяце ....... ,, ,, 4 1/2 „

Клыки ,, ,, 6 месяц ....... ,, ,, 3 или 4—5 г.

Число зубов в различном возрасте:

7 — 14 дней..............4 резцы.................0 клыки...................12 коренных

4— 6 недель..................8............................0................................12

3 — 5 месяцев................8............................0................................12

6— 9 месяцев.................12..........................0................................12

12—15 месяцев...............12..........................0................................16

1 1/2— 2 года..................12.........................0................................16

2 1/2— 3 лет....................12.........................0................................16

4— 5 лет..........................12.........................4................................24

Способ осматривания зубов лошади чрезвычайно прост, однако краткое наставление об этом не будет лишним для читателя.

Рис. 175. Зевник.

Чтобы осмотреть резцы, достаточно раскрыть губы лошади; иногда лошади, вследствие частого приема лекарств или грубого обращения с ними конюха, делаются очень пугливы.

Рис. 176. Приемы при исследовании полости рта у лошади.

Некоторая осторожность, поэтому, при исследовании полости рта чужой лошади всегда необходима. Если лошадь оказывает сопротивление, то следует предоставить конюху открыть ей рот. При отсутствии конюха гладить лошади шею, лоб и нос, стараясь этим доказать, что не желают ей сделать ничего дурного. Но случается, что, несмотря на это, лошадь, при попытке осмотреть ей зубы, продолжает трясти головой; в таком случае следует тотчас же оставить ее в покое. Лучше начать осмотр снова, чем, употребив насилие, редко приводящее к желаемым результатам, доказать лошади, что страх её был основателен. Если же лошадь, под влиянием ласки, дает спокойно раскрыть себе губы, то прежде всего следует подвергнуть точному осмотру форму, цвет и положение её резцов.

В последнем случае не представляется особенно большого труда ощупать клыки пальцами, или же открыть рот лошади настолько, чтобы были видны все зубы. Для этого становятся слева от лошади, так, чтобы быть вне удара её левой

передней ноги, берут левой рукой нижнюю губу животного, а двумя первыми пальцами правой руки, введенными с этой целью в рот, ощупывают зубы.

Рис. 178.Рис. 179.Несколько дней после рождения.

Поверх беззубого края, между губ, сжимают язык и при помощи большого пальца вытягивают его наружу (рис. 176). При этом, по возможности быстро, нужно осмотреть положение челюстей, зубов и стирающейся поверхности, свойство зубных чашечек и т. д. Опытному человеку вряд - ли понадобится для всего этого более времени, чем на описание этой процедуры. Иногда может представиться надобность осмотреть также и коренные зубы, что без сомнения гораздо труднее. В таких случаях всего удобнее прибегнуть к закрутке, но при некотором терпении можно избежать употребления этого мучительного инструмента. Тогда производящей осмотр становится на стул, или на конюшенное ведро, чтобы удобнее исследовать рот животного и вкладывает зевник (рис. 175) сначала горизонтально, а потом, поворачивая, ставит его в вертикальном положении между челюстями лошади, которые, таким образом, остаются открытыми.

Рис. 177. Зевник Буртона.
От 4 до 6 недель после рождения.

Рис. 180.Рис. 181.

Одновременно с этим, язык вытягивают на сторону, противоположную осматриваемой. Когда рот животного открыть описанным выше (рис. 176) способом, осмотр может быть произведен беспрепятственно. Особенно удобно делать подобный осмотр посредством зевника Буртона (рис. 177).

Этим заканчиваются первоначальные сведения по науке о зубах. Все же остальное составляет дело памяти и вся трудность заключается в умении читать по зубам лошади, как по книге, помня, что для определения возраста всего важнее резцы задней и, пожалуй, передней челюстей; что коренные и клыки дают косвенные данные, и что основами определения возраста служат нижеследующие моменты: а) прорезывание и стирание молочных резцов, б) их замена постоянными, в) стирание чашечек на постоянных резцах, г) зубная звезда и изменение формы соприкасательных поверхностей, д) появление клыков и задних коренных зубов, е) замена молочных коренных зубов постоянными.

Мы постараемся дать читателю ясную, наглядную картину изменений, происходящих в зубах, и не наша будет вина, если наука о зубах покажется трудной задачей для начинающего.

Имея в виду эту задачу, нам вовсе не желательно затруднять читателя множеством трудных названий и подразделений мы только намереваемся выяснить изменения, замечаемый на зубах лошади, от рождения до 26-летнего её возраста.

Таким образом животное приблизительно к годовому возрасту обладает всеми молочными зубами — 12 резцами и 12 коренными. Хотя окрайки уже видны после 9 месяцев, (см. рис. 182) но они не настолько еще вышли из десен, чтобы противолежащие окрайки верхней и нижней челюстей могли соприкасаться между собой. Но скоро и у окрайков начинается процесс стирания.

Прорезывание молочных зубов происходит в следующем порядке:

Рис. 182. От 6 до 9 месяцев после рождения.
У жеребенка при рождении находится в обеих челюстях 12 коренных зубов; несколько дней спустя появляются и зацепы, причем зацепы верхней челюсти выходят несколькими днями раньше, чем зацепы нижней челюсти (см. рис. 178 и 179).

Рис. 183. Молочный зуб.
А—задняя поверхность.
В —передняя поверхность.

К тому-же времени прорезываются и венчики коренных зубов, верхушки которых видны тотчас после рождения. Через 4 — 6 недель появляются средние зубы (см. рис. 180 и 181). С коренными зубами за это время не происходит никакого изменения, кроме стирания концов их венчиков и образования стирающихся поверхностей. В возрасте от 6—9 месяцев прорезываются окрайки (см. рис. 182). Около 7-го или 8-го месяца появляется четвертый коренной зуб, который на 10-м или на 11-м месяце приходит в соприкосновение с противоположным ему зубом. Таких коренных зубов прорезывается за раз четыре, по два в каждой челюсти, по одному в каждом ряду. А всего зубов у годовалого жеребенка 28—16 коренных и 12 резцов.

Таким образом годовалый жеребенок имеет уже резцы. Прорезывание этих зубов происходит так, что передние края их прорезываются сначала, затем прорезываются задние края зацепов и средних зубов—в несколько дней, у окрайков же по истечении 4 или 6 недель, иногда даже позже. Появившиеся прежде других зубы достигают, понятно, и полного развития раньше, а потому молочные зацепы уже через два месяца значительно отличаются своей формой от средних зубов, появившихся лишь за 14 дней. Стирающаяся поверхность резцов, при их появлении, имеет форму долота (рис. 183); но по мере того, как эта поверхность притупляется о противоположный зуб другой челюсти, острый край постепенно сглаживается и заменяется ровной стирающейся поверхностью. Такое же превращение происходит и с окрайками в период обмена зубов. В возрасте от 9 —12 месяцев зацепы и средние зубы имеют уже широкие стирающиеся поверхности, между тем как у окрайков только передний край начал стираться, задний же еще только показывается из десны.

В течение первого года, резцы, вследствие своих неровных стирающихся поверхностей, приносят мало пользы в смысле пережевывания пищи. К этому прибавляется еще чрезвычайная чувствительность десны вследствие прорезывания зубов. Поэтому жеребенок только на втором году может фактически пользоваться своими резцами, отличающимися друг от друга только большим или меньшим притуплением поверхностей.

Рис. 184. Постоянный зуб.
А— передняя поверхность.
В—задняя поверхность.

Понятно, что зацепы, прорезавшие раньше других, скорее всего и притупляются.

У восемнадцатимесячного жеребенка уже заметно болеe или менее значительное стирание резцов, состоящее в том, что зубные чашечки исчезают. В это же время появляется также пятый коренной зуб.

Рис. 185.

В двухлетнем возрасте зубные чашечки исчезают со всех резцов, а пятый коренной зуб совершенно вышел (рис. 185 и 186).

В этом же возрасте, вследствие давления постоянных зубов, молочные зацепы все более и более выходят из десен, так что их шейка делается видима, пока наконец в 2 1/2 года они выпадают и заменяются постоянными зацепами.

На 2-й год. Рис. 186.

Одновременно с этим сменяются первый и второй коренные зубы.

В 3 года начинают стираться постоянные зубы, резко отличающиеся от молочных зубов своей величиной, формой и цветом (рис. 187). Трехлетние зубы легко узнаются при простом раскрытии губ лошади (рис. 188 и 189).

В 3 1/2 года cменяютcя средние резцы и 3-й коренной зуб. Иногда прорезываются в это время и клыки. Следует заметить, что средние зубы в это время не подвергались трению, и если упустить это из виду, то лошадь, еще не достигшая 4-х летнего возраста, может быть принята едва-ли не за пятилетнюю.

В 4 года 4 пары постоянных зубов,—зацепы и средние резцы,— уже начинают стираться, но молочные окрайки еще не выпали. Эти признаки так характеристичны, что, при нормальном состоянии животного, возраст 4-х-летней лошади может быть определен без всякого затруднения (190 и 191).

Рис. 187. На 3-й год.

Re: С.П. Урусов "Книга о лошади" Глава III Учение о зубах #8150

Впрочем, иногда случается, что лошадь, вполне достигшая 4-х лет, имеет только один постоянный средний резец в нижней челюсти. Так, нам довелось видеть одну лошадь в придворной конюшне, которая сменила среднее резцы лишь в 4-х лет-нем возрасте. Но подобные случаи очень редки. Вскоре после того, как верхние молочные средние резцы выпадут, а иногда и раньше, прорезывается 6-й коренной зуб.

Рис. 188. Трех лет.

Рис. 189.

Одновременно показываются и клыки, но их присутствие или отсутствие не дает права на какие либо определенные выводы относительно возраста лошади. Остается еще сказать, что зубные чашечки на зацепах 4-х-летней лошади уже болee не распространены по всей стирающейся поверхности, но заметно ограничены. В средних же зубах чашечки еще только появляются.

В 4 1/2 года меняются окрайки, так что в этом возрасте лошадь обладает всеми своими постоянными зубами. Однако окрайки еще мало развиты и темного цвета. Тогда же начинается трение заднего края средних резцов (рис. 192). В 5 лет подвергается трению передний край окрайков, но на них еще нет зубных чашечек (рис. 193). Пятилетняя лошадь еще не переменившая своих окрайков представляет исключение.

Пользуясь этим обстоятельством, мы обращаем внимание читателя на то, что в возрасте от 4-х до 8 лет окрайки служат самым верным указанием для определения возраста лошади, но тем не менee понятно, что и остальные резцы должны быть подвергнуты внимательному осмотру.

Рис. 190. На 4-й год.

Так например, стирающаяся поверхность средних резцов лошади свыше 5-ти лет вполне уже образовалась.

В 6 лет начинается стирание заднего края окрайков; но стирающаяся поверхность их еще ограничена частью, лежащею пред зубной чашечкой, и последняя не окружена еще внутренним эмалевым кольцом. На зацепах же чашечка бывает совершенно стерта, а на средних резцах она выглядит болee мелкой (рис. 194). Но это правило никоим образом не может считаться безошибочным, потому что в одинаковой степени часто случается, что зубные чашечки зацепов и средних резцов шестилетней лошади не представляют заметных изменений.

В 7 лет (рис. 195 и 196) зубные чашечки средних резцов исчезли, а на окрайках они окружены внутренним эмалевым кольцом

Рис. 191. На 4-й год

Рис. 192. В 4 1/2 года

Рис. 193. На 5-й год.

Нередко на окрайках верхней челюсти выступает, так называемый, заезд (рис. 197). Этот угол образуется следующим образом: ряд зубов верхней челюсти — больше ряда нижней челюсти, я окрайки первой выступают дальше назад, так что самые задние углы клыков верхней челюсти не подвергаются стиранию; но по мере того, как зубы верхней и нижней челюсти опускаются, получая более прямое направление, т. е. приблизительно в возрасте около 12—13 лет, заезд исчезает, но иногда бывает заметен до 15 или 16 лет.

Рис. 194. На 6-й год.

Всего же заметнее бывает он в девятилетнем возрасте (рис. 198).

В 8 лет (рис. 199) зубные чашечки, по теории, должны исчезнуть со всех резцов, но очень часто бывает, что они остаются, как на средних резцах, так и на окраиках. Стирающаяся же поверхность окрайков увеличивается и клыки начинают притупляться. В возрасте от 5 — 8 лет происходят на резцах, кроме упомянутых, еще другие важные изменения. Так, в это время стирающаяся поверхность вступает в овальный период продолжающийся для каждой пары резцов 6 лет, а именно: для зацепов . . от 6—12 лет „ средн. резц. „ 7—13 „ ,, окрайков . „ 8—14 „

Сверх того, после 8 лет зубной ряд утрачивает прежнюю форму и челюсти принимают взаимное положение под довольно острым углом.

Как только лошади исполнилось 8 лет, исследование зубов не представляет более надежного вспомогательного средства при определении возраста лошади. Тем не менee, согласно обещанию, мы сообщим признаки, которыми следует руководствоваться даже за пределами этого возраста, если не желают действовать наугад или полагаться в этом деле на заявления лиц, более или менее заслуживающих доверия. С достижением девятилетнего возраста, на резцах задней челюсти, впереди следа исчезнувшей зубной чашечки, появляется „звезда .

3aед большой и ясный, а зубные чашечки исчезают также и на зацепах верхней челюсти.

В 10 лет звезда появляется на средних, резцах, задней челюсти, и чашечки, на зацепах верхней челюсти исчезли совершенно.

Рис. 195. На 7-й год

Рис. 196. На 7-й год.

В 11 лет звезда делается заметной и на окрайках; зубные чашечки средних резцов верхней челюсти начинают исчезать.

В 12 лет вступает в круглый период стирающаяся поверхность зацепов; звезда, находящаяся посредине, ясно обозначена, но следы зубных чашечек очень не ясны.

Рис. 197.

Заед.

Рис. 198.

На окрайках же верхней челюсти - чашечки исчезли, клыки нижней челюсти покрылись винным камнем. Вообще, все зубы потеряли свою белизну и крепкий вид; зубной ряд, до сих пор дугообразный, начинает представлять прямую линию, и язык выступает между резцами и коренн. зубами. В 13 лет вступает в круглый период стирающаяся поверхность средних резцов.

Рис. 199. На 8-й год.

В 14 лет вступает в круглый период стирающаяся поверхность окрайков.

В 15 лет стирающаяся поверхность всех резцов кругла и снабжена только звездой.

В 16 лет (рис. 200) в про филe нижней челюсти видны толь ко 2 резца. Глазурь совсем потеряла свой белый, жемчужный вид. Тупые клыки или слишком длинные, или слишком короткие наклоняются наружу и назад и покрыты винным камнем. Язык заметно высовывается и при открытом положении рта лошади течет слюна.

Затем вступают в треугольный период: в 18 лет— зацепы,

Рис. 200. В 16 лет.

в 19 лет- средние резцы, а

в 20 лет- окрайки.

Резцы стоят почти на прямой линии и челюсти образуют очень острый угол (рис. 201 и 202; первая представляет челюсть 26-летней лошади, вторая — челюсть 30-летней).

В 24 года вступают в обратно овальный период резцы, в 25 лет — средние зубы и в 27 лет — клыки.

Рис. 201. В 26 лет.

Этим заканчиваются задачи общепринятого учения о зубах. Мы лично не придаем ему большого значения, когда дело идет об определении возраста лошади старше 8 лет, так как очень часты исключения из общего правила, обусловливаемые свойствами корма, условиями содержания и особенностями организации. В дальнейшем возрасте заключения, выведенные из наблюдений над зубами, могут иметь значение только предположения и с каждым следующим годом вероятность этих догадок все более и более не согласуется с истиной. После 12 лет возможность верно определить возраст представляет мало вероятия. После же 16 лет является полнейшая невозможность определить по зубам возраст лошади, и ни один знаток не в состоянии этого сделать. Но существуют различные признаки, что лошадь старше 16 лет, хотя невозможно уже определить с точностью, на сколько лет животное старше этого возраста. Все противоположные утверждения следует принимать поэтому с крайней осторожностью, так как попытка определить лета лошади так же часто оканчивается успехом, как и неудачей.

Поэтому мы должны твердо помнить, что возраст лошади может быть определен с большей точностью лишь во время перемены зубов и до 6-летнего возраста. После 6 лет точность определения возраста уже не так велика, хотя еще достаточна, чтобы предотвратить грубые ошибки. По истечении восьмилетнего возраста определение не всегда уже может быть безошибочным. После 12 лет зубы дают повод только к догадкам, а после 16 лет, вообще, не может быть и речи об определении возраста. Но если, несмотря на это, мы привели дальнейшие указания относительно науки о зубах, то лишь потому, что при отсутствии руководящей нити нельзя отнять известного значения у более или менее вероятных предположений.

Рис. 202. В 30 лет.

Re: С.П. Урусов "Книга о лошади" Глава III Учение о зубах #8160

Мы упоминаем об этом только потому, что не хотим подвергнуться упрекам, что ввели читателя в заблуждение.

Есть лошади с так называемыми "Смоляными зубами", то есть весьма прочным дентином, которые показывают по сохранившимся чашечкам 7 — 8 лет, хотя они на самом деле находятся уже в преклонном возрасте. Однако при внимательном осмотре почти всегда можно узнать, имеем ли мы дело с лошадью действительно молодою или же с обладательницей смоляных зубов.

Так как такие зубы выдвигаются из луночек челюсти, так же как и обыкновенные, но стираются слабее, то у немолодой лошади они имеют длину больше той, которая должна бы быть и на жевательной поверхности. Помимо этого, так как дентин их по своей чрезмерной крепости стирается почти так же, как и эмаль, то не наблюдается таких резких возвышений эмали, как у обыкновенных зубов. В обратном случае, когда зубы стерты слишком сильно, несоответственно возрасту, дентин обыкновенно слишком мягок, и полости эмали выступают слишком резко, а эмалевые кольца имеют зазубренный вид, отчего лошадь кажется старше своего возраста.

Каждому владельцу лошади можно рекомендовать запастись окрайком нижней челюсти от пятилетней лошади средней величины и разделить как переднюю, так и заднюю поверхность этого зуба с величайшей точностью на миллиметры. Затем искусный токарь должен распилить этот зуб на пластинки, толщиною в 2 миллиметра каждая. Таким образом получится около 20 пластинок, которые, чтобы не растерять, следует по порядку нанизать на проволоку, закрепленную с обоих концов. Как пользоваться этим вспомогательным средством, покажет следующий пример.

Предположим, что мы имеем пред собою лошадь, перешагнувшую восьмилетний возраст; приподнимая 4 пластинки распяленного зуба, мы сравниваем верхнюю из оставшихся стирающихся поверхностей,— представляющую девятилетний возраст, — со стирающейся поверхностью живого зуба. В случае, если обе эти стирающиеся поверхности не похожи одна на другую, то мы приподнимаем еще одну пластинку, и так далее пока не найдем сходства. Если сходство будет найдено после поднятия 9 пластинок, то возраст лошади будет равняться 14 годам, так как стирание ежегодно равняется приблизительно 2-м миллиметрам. Но наука о зубах учит нас также, что нормальная длина зуба лошади над десной или, другими словами, длина венчика составляет на зацепах, обыкновенно, от 16—18 миллиметров, на средних резцах от 12 до 14 миллиметров и на окрайках от 9 до 11 миллиметров, а так как каждый резец в продолжение одного года, обыкновенно, стирается на 2 миллиметра, то потому на каждые 2 миллиметра на которые зуб длиннее, нужно прибавить один год к возрасту, обозначенному стирающейся поверхностью.

И наоборот, на каждые 2 миллиметра, на которые зуб короче, следует убавить один год. Если, например, в приведенном случае, зубы лошади, возраст которой по стирающимся поверхностям определен в 14 лет, были бы на 10 миллиметров длиннее, то следует прибавить 5 лет, и лошади таким образом было бы 19 лет. Если же, напротив, что случается реже, зубы были бы 8 миллиметрами короче, то возраст лошади следовало бы определить в 10 лет.

Этим способом, несмотря на неправильное стирание зубов и на обманчивый, вcлeдcтвие этого, вид стирающейся поверхности, можно достигнуть удовлетворительных результатов при определении возраста лошади.

Неправильные зубы, которые, в особенности после 6-ти лет, делают невозможным определение возраста лошади, образуются вследствие каких-либо недостатков зубов или челюстей. К таким зубам относятся: щучьи зубы,—когда зубы нижней челюсти выступают вперед

более зубов верхней, карповые зубы — положение коих противоположное, косые зубы,— когда все резцы наклонены в одну сторону, бычьи зубы, — когда резцы обеих челюстей выдаются вперед и лежат совсем плоско, образуя острый край, и, наконец, такие зубы, которые, вследствие промежутков между ними, расположены на большем или меньшем раз-стоянии друг от друга.

Если 3 или 4 молочные зуба остаются около постоянных зубов, то образуются, так называемые, двойные зубы.

Лошади, страдающие прикуской, настолько стирают переднюю поверхность зацепов и средних резцов, что определение возраста делается довольно затруднительным (рис. 203). Но так как столь важные для определения возраста окрайки не страдают от этого порока, то возраст прикусочной лошади может быть так же хорошо определен, как и всякой другой.

Благодаря барышникам, на зубах встречаются искусственно вызванные неправильности. Подделка зубов напоминает безуспешные попытки престарелых дам скрыть предательские следы лет посредством различных туалетных ухищрений. Однако, существенная разница между стараниями старой кокетки и барышника заключается в том, что первая желает казаться моложе, последний же заботится кроме того и о противном.

Чтобы показать лошадь старше, чем она есть, плут-барышник вырывает у полутора годового жеребенка зацепы и, таким образом, неспециалисту лошадь кажется на полтора года старше; а так как выдвигающиеся постоянные зубы не встречают более сопротивления, то они могут скорее прорезываться и, следовательно, раньше начинают стираться.

Тогда молодому животному по-видимому 3 года, хотя в действительности ему нет еще и 2-х.

Выдергивают также и средние зубы, через что лошадь кажется достигшей 31/2 лет, и лишь постоянные средние зубы начали стираться; лошадь едва достигшая 3-х лет, может быть по зубам признана за четырехлетнюю. Остается вырвать только молочные окрайки, чтобы, 5 месяцев спустя, пустить бедное животное в продажу, как взрослую пятилетнюю, годную для работы, лошадь.

Понятно, что лошадь, рот которой подвергается таким операциям, неохотно позволит осмотреть себе зубы; но так как часто то же замечается и у других лошадей, до зубов которых клещи никогда не касались, то обстоятельство это редко ведет к обнаруживанию обмана. Но такая боязнь лошади открыть рот всегда подозрительна, а потому мы советуем читателю тем упорнее настаивать на точном исследовании зубов, чем с большим страхом и энергией противится лошадь осмотру рта.

Если есть повод подозревать, что лошадь кажется старше, благодаря только что описанному способу, то следует обратить особенное внимание на свойство окрайков. Так, например, если видны уже постоянные зацепы, между тем как на молочных окрайках чашечки еще не исчезли, то ясно, что это не могло произойти естественным образом. То же самое бывает и в том случае, если стирающаяся поверхность постоянных зубов не соответствует ни стирающейся поверхности молочных зубов, ни объявленному возрасту. И, наконец, коренные зубы всегда дают возможность знатоку открыть обман, соединенный с такою непростительною жестокостью.

Узнать, что зубы лошади искусственно сделаны моложе, еще легче. Этот обман фактически настолько наивен, что трудно понять каким образом можно дать себя провести в этом случае. Уже сама операция крайне затруднительна для барышника. Она состоит в том, что на стирающейся поверхности каждого резца выжигают, выдалбливают или выбуравливают чашечкообразное углубление и затем полученные таким образом искусственные чашечки чернят как можно натуральнее, какою-нибудь выжигающею или вытравливающею жидкостью.

Надо быть совсем неопытным, чтобы не узнать с первого взгляда такой грубый обман, так как во-первых, искусственные зубные чашечки имеют большею частью круглую, зубчатую форму, во-вторых, им не достает выдающегося глазурного ободка, который всегда окружает естественные овальные зубные чашечки (сравни рис. 204 и 205). К сказанному следует еще прибавить, что как вид стирающейся поверхности, так и форма зубного ряда не могут быть изменены.

Встречающееся в некоторых иппологических учебниках указание на то, что плуты-барышники, иногда с помощью пилы, укорачивают длинные резцы старых лошадей, кажется нам в высшей степени неправдоподобным. Помимо того, что такая операция крайне трудна, она еще вызывает совершенно противоположное тому, к чему стремится барышник.

А именно, достаточно перелистать учение о зубах, чтобы знать, что пила или напилок обнаружат стирающуюся поверхность, указывающую на более преклонный возраст. Барышники же обыкновенно не так глупы.

Впрочем, мы советуем читателю никоим образом не покупать лошади, рот которой носит следы мошеннических манипуляций, так как, если продавец не устыдился играть роль подделывателя зубов, то, вероятно, он сделал все от него зависящее, чтобы скрыть и остальные недостатки продаваемого животного.

В связи с этим упомянем также о том, что плуты-барышники нередко с целью помешать точному исследованию зубов, натирают язык лошади мыльным порошком или же дают в рот животному смесь хлеба с солью. Вследствие этого образуется такая обильная пена, что осмотр представляется крайне затруднительным тому, кто не хочет пачкать своего носового платка.

Еще хуже, если животное, вследствие дурного обращения, не позволяет открывать рта, но и подобная хитрость удается только с очень неопытными покупателями.

Кроме описанных здесь приметь для определения лет, существуют, естественные, признаки и на других частях тела, указывающие на молодой или старый возраст.

До окончательного обмена зубов всегда легко узнать возраст молодой лошади. Полные ганаши, широкие, толстые края нижней челюсти, развязный энергичный ход, гладкий густой волос, мягкая кожа, округленная форма туловища, круг лир копыта без колец и т. д. суть признаки, которые не встречаются у старых лошадей.

В этот период чашечный след, отодвинувшись к язычному краю, из овального делается круглым, потом переходит в эмалевую точку и исчезает. Звезда в виде овала находится по средине соприкасательных поверхностей, которые так же меняют форму: из поперечно-овальной делаются круглой, затем треугольной и продольно-овальной (см. рис. 171, а—круглой, в—поперечно овальной, с—треугольной, д—продольно-овальной).

С годами серые и темно-серые лошади белеют, а вороные получают более блестящий черный волос. От 14 до 16 лет брови гнедых, рыжих и вороных лошадей седеют, а спустя еще несколько лет седеют также лоб, область глазных впадин и наконец вся голова.

Более или менее престарелый возраст характеризуют острые или, скорее, тонкие края нижней челюсти, уменьшенная эластичность кожи и подкожной клетчатки, вообще поверхности тела, торчание некоторых костей, вследствие уплотнения вокруг них мускулов, клетчатки и жира, глубокие надглазные впадины, так называемые „солонки", отвислые нижние губы, туго обтянутое, нередко морщинистою кожею, дыхательное горло, седлистая спина, неповоротливость, связанность в движениях, козлиные ноги, шероховатая, хрупкие копыта.

Некоторые хитроумные люди утверждают, будто бы наблюдали, что у лошади на 8-м году образуется складка на верхнем крае нижнего века и с каждым следующим годом прибавляется по такой складке. „Я так же мало верю этой примете,—говорить гр. Врангель,— как и утверждению, что возраст лошади можно определить по позвонкам хвоста, так как первый позвонок, будто бы, выпадает на 6-м, второй—на 11-м и третий—на 18-м году. Скорее я доверяю сомнительным признакам науки о зубах".

По этому поводу мы хотели бы возразить против взгляда, к сожалению, весьма распространенного, что лошадь с достижением 10-ти лет теряет большую часть своей цены. Если бы это было так, то 40-летний человек должен был бы считаться отжившим, ибо по практическим наблюдениям выходить, что 5 летняя лошадь равняется по возрасту прибл. 20 летнего человека.

10 - 40
15 - 50
20 - 60
25 - 70
30 - 80

Подобное сравнение может считаться скорее неблагоприятным для лошади. Так как на одну лошадь приходится около 50 человек, то понятно, что 35-летние лошади должны были бы так же часто встречаться, как и 90-летние люди; между тем чаще наталкиваешься на 45-ти летнюю лошадь, чем на человека, достигшего почтенного возраста 110 лет, поэтому эта таблица имеет только относительное значение.

По нашему мнению, не восьмой или десятый, а пятнадцатый год должен считаться тем предельным возрастом, после которого начинается быстрое и заметное уменьшение работоспособности лошади хорошо воспитанной, правильно содержанкой и здоровой. Что значит 8 лет в жизни такой лошади? Некоторые из ее лучших качеств едва достигли в этом возрасте своего полного развития. Лошадиный род не похож на нашу современную молодежь, в нем нет „молодых старцев". Кто требует от своих лошадей много работы, выбор того не остановится на 5 или 6-ти летних животных, а, скорее, на 10 или 12-летних ветеранах, если они даже променяли признаки стирающейся поверхности своих резцов на другие, свидетельствующие об их верной, тяжелой работе.

В доказательство того, что лошади, пользовавшийся хорошим уходом и не обременявшиеся работой, не только достигают глубокой старости, но еще гораздо дольше, чем обыкновенно думают, сохраняют способность работать, мы позволим себе привести несколько достаточно убедительных примеров.

английский писатель Блэн сообщает, что один из его друзей, живший в местечке Дульвак, близ Лондона, имел 3-х лошадей, из которых первой было 35 лет, второй 37 и третьей 39. Старейший член этого почтенного трио еще в день своей смерти шел в упряжи, и не старческая слабость была причиной смерти, лошадь сохранила свою силу и выносливость до конца, но сильный припадок колики! Другая лошадь, по имени „Уондер", принадлежавшая кавалерийской школе в Вульвиче, достигла 40-летняго возраста.

В Кольмаре в 1875 году был гнедой мерин, родившийся 14 апреля 1830 года, от верхне-эльзасской сельской кобылы и берберийского жеребца, более крупного сорта. В старости эта лошадь, по имени „Мани", принадлежавшая кольмарскому виноделу Ситтеру, имела почти белую голову, а в последние годы получила седлистую спину. Бег, так же как и ноги этой лошади, были безукоризненны. Это престарелое животное исполняло одиночкою все работы своего владельца. Корм этого ветерана состоял из смеси крупно-смолотого маиса, сечки и клевера, которые, при совершенном здоровье и бодрости лошади, вполне хорошо переваривались. В 1870—71 гг. „Мани", с товарищем по конюшне гораздо моложе его, участвовал в походе, как упряжная лошадь, в течение 3-х месяцев, и несмотря на возраст — 44 года, во время осады Парижа, исполнял самые тяжелые работы. Товарищу „Мани" не пришлось более увидеть своей родины, наш же старый друг вернулся из чужбины еще в лучшем виде, чем был прежде. Владелец, в конюшне которого родился "Мани", равно как и многие другие, вполне достоверные свидетели, уверяют, что рассказ этот правдив и не подлежит ни малейшему сомнению. Вообще, в местностях Верхнего Эльзаса лошади обыкновенно достигают глубокой старости. Там, например, 28-ми летняя кобыла дала жеребенка, достигшего в свою очередь 35 лет.

Известная скаковая лошадь "Иезуит", на которой граф Гетцен взял не мало призов, достигла 29 лет от роду и, вероятно, прожила бы еще, если бы владелец не предпочел ее застрелить.

Не менее замечательна, описанная в специальном журнале, биография одного серого мерина, родом из Восточной Пруссии. Эта лошадь, имевшая на шее ясное и неоспоримое тавро ремонта 1844 года, была забракована в гвардейском гусарском полку осенью 1864 года. Известные обстоятельства и особенные приметы, а именно затвердение под правой нижней челюстью, значительно помогли проследить ее жизнь, обильную различными подвигами.

Один гусар этого полка, отпущенный одновременно с лошадью, носившей имя „Бургсдорф", в память умершего тракенского шталмейстера, — будучи сыном торговца лошадьми, оценил достоинства этой славной старо-прусской лошади, и, купив за небольшую плату, привел ее к своему отцу в Финцельберг, в Гарделегенский округ. Инспектор имения в Финцельберге приобрел ее за более высокую цену, но, будучи несколько раз выбит из седла, вскоре продал ее опять в другие руки. Употребляемый для различных целей, но большей частью под верхом, „Бургсдорф" был куплен при мобилизации 1866 года за 175 талеров. Таким образом, послужив своей стране в войне с Дашей в 1864 году, он участвовал в походе на Австрию, откуда вернулся целым и невредимым в Стендель, где и был приобретен одним помещиком за 126 талеров. До мобилизации 1870 года лошадь эта снова употреблялась для различных работ и даже однажды, заложенная в телегу для возки пива, подхватила. Купленная затем в третий раз за 125 талеров, была послана на войну против Франции, откуда также вернулась целою и невредимою домой, и, при демобилизации в Гарделегене, была продана за 96 талеров новому хозяину, пивовару. Тут старой лошади, приходилось ежедневно нести тяжелую работу, по воскресеньям же вместо отдыха, на ней катались верхом. Такое обращение лошадь вряд ли вынесла бы долго, но, будучи еще раз проданной, она попала на более легкую работу, в омнибус одной гостиницы. Такую службу она несла еще до 1875 года, и это был ее последний труд. В упомянутом году, при хорошем обращении, „Бургсдорф" чувствовал себя прекрасно, ел недробленый овес и переваривал каждое зернышко, имел чистые сухожилия, хотя колена его и уклонились несколько вперед от нормального положения, и гордо держал свой хвост. Достойно еще внимания то обстоятельство, что эта лошадь, в 32-х-летнем возрасте, запряженная в низкую тележку и тронутая вожжами, подхватила со всей поклажей, разбила в куски щиток и вместе с повозкой прыгнула в шоссейную канаву.

Известный англо-нормандский случной жеребец „Ротер" употреблялся в продолжение 25 лет для случек; "Тучстон", один из самых производительных чистокровных случных жеребцов, которые когда-либо существовали, достиг 30-ти-летнего возраста.

Известная анлийская чистокровная кобыла „Погахонтас", бывшая в тренировке, скакавшая и даровавшая жизнь знаменитым родоначальникам: „Стоквелю", „Ратаплану", „Кинг-Тому", „Найт-оф-Карс" и "Найт-оф-Ст.-Патрик", достигла 38 лет.

Собственная лошадь Фридриха Великого „Конде", достигла 40-лет-него возраста, а лошадь, служившая великому королю в битве при Мольвице, была в таком же возрасте.

Но самой глубокой старости достигла английская ломовая лошадь „Ольд-Били", жившая в начале прошлого столетия в Уаррингтоне.

Эта лошадь, всю свою жизнь исполнявшая самые тяжелые работы, достигла 62-х летнего возраста, и в продолжение последних лет своей жизни чувствовала себя легко и бодро.

Мы были бы довольны, если бы этими примерами нам удалось побороть общее предубеждение против старых лошадей. Но, мало надеясь на это, мы для большей ясности, еще раз подтверждаем, что хорошая старая лошадь в большинстве случаев гораздо пригоднее к работе, чем молодая и недоразвившаяся, которой еще предстоят труды и опасности, связанные с развитием и обучением.

Прежде чем окончить эту главу, мы затронем еще один вопрос, тесно связанный с учением о зубах, а именно болезни, которым подвергаются зубы лошади.

Большая часть владельцев лошадей предполагают, что лошадь редко или вовсе не страдает от дурных зубов, и что поэтому совершенно излишне подвергать время от времени полость рта лошади тщательному исследованию. И только, когда лошадь плохо жует корм, или наклоняет голову на бок, или, взяв корм из яслей, снова выбрасывает его, находят нужным расследовать причину этих не нормальностей. Новейшая ветеринарная наука учит, что зубная боль вовсе не редкое явление у лошадей, и что это страдание, прежде чем примет серьезный оборот, должно быть уничтожено устранением его причины. Пустые зубы у лошадей встречаются реже, чем у людей и бывают у одной из тысячи. В большинстве случаев, причиной зубной боли, наблюдаемой у лошадей, бывают двойные зубы, острые края коренных зубов, расколотые зубы и зубные свищи.

У молодых лошадей, выращенных на пастбище, никогда не встречается острых краев на коренных зубах, тогда как они составляют обыкновенное явление у лошадей, получавших с раннего возраста сено и овес. И так как такие зубы, иногда острые, как нож, при каждом движении надавливают на десны и язык, то понятно, что они должны причинять лошади нестерпимую боль.

Немецкий ветеринар д-р Леффлер, выбравший своею специальностью болезни зубов и достигали изумительных результатов в этой области знания, того мнения, что описанные болезни зубов и полости рта встречаются у лошади гораздо чаще, чем до сих пор предполагали. Д-р Леффлер выработал даже таблицу, из которой видно, как велик процент таких лошадей, который, вследствие влияния корма и зубов, страдают ранами и воспалением на деснах, на челюстях или на языке.

Что же касается упомянутых здесь обыкновенных причин болезней зубов и рта, то они все требуют оперативного лечения, успешно выполнить которое может только опытный ветеринарный врач.

Д-р Леффлер достигал в этом отношении поразительных результатов. Оперированные им лошади относились к операции большею частью так, как будто она им доставляла удовольствие, а между тем он оперировал не истомленных ломовых кляч, но знаменитейших представителей чистокровных английских скакунов, как например: "Схифналь", „Rayond'Or", „Этус", „Блэр-Атоль", „Георг-Фридрих", „Уайльд-Отс", „Блю-Гаун", „Кейзер", „Бодеферт", „Бенд-ор", „Роберт-Дьявол", „Оксания", „Сёр-Бевис", „Лоллипоп" и множество других знаменитостей.

М-р Эдмунд Татерсаль говорит по поводу этого, что „ни одна лошадь, даже самая злая, не только никогда не укусила д-ра Леффлера, но даже не выказала перед ним боязни. Напротив животным, видимо, операция доставляла удовольствие. Это тем более замечательно, что д-р Леффлер, как известно, не употреблял никаких наркотических средств".

Для ознакомления читателя с наиболее простыми операциями, сообщим о них следующее:

Если, например, у жеребят молочные зубы, теснимые постоянными зубами, расшатаны, но не сбрасываются вовремя, то это часто влечет за собой болезненное раздражение десен. Случается также, что эти молочные зубы не выпадают и тогда или образуется двойной ряд зубов, или же постоянные резцы получают косое направление. Подобные молочные зубы следует немедленно вырывать. Если зуб сидит очень слабо, то его можно выдернуть обыкновенным ключем, в противном случае следует прибегнуть к клещам.

Слишком длинные зубы укорачиваются с помощью зубной пилы или клещей; зубные фистулы (большею частью встречающаяся на одном из первых трех коренных зубов нижней челюсти) излечиваются скорее и вернее всего удалением больного зуба, острые верхушки и острые края зубов удаляются зубным долотом и зубным рашпилем и т. Д.

Из этого следует, что при зубной боли лошадь так же, как и человек, не может обходиться без зубного врача. Поэтому можно только порадоваться, что опытные ветеринары начали обращать внимание на изучение этой отрасли науки.

Этому в значительной степени содействовали Фридрих Гюнтер, директор королевской ветеринарной школы в Ганновере и сын его, Карл Гюнтер — старший преподаватель при этой школе. Свои обширные сведения по зубным болезням у животных они опубликовали в классическом сочинении „Die Beurtheilungslehre des Pferdes".

При операциях, например, при выдергивании еще крепко сидящего коренного зуба, лошадь должна быть повалена. При изследовании же зубов можно обойтись и без повала. Однако и в этих случаях трудно обойтись без опытных помощников.

Один из помощников становится с правой стороны лошади, правое ухо которой держит левой рукою, а правую руку кладет на носовую кость лошади, около 15 сантим, выше ноздрей. Другой помощник держит правою рукою левое ухо лошади, левою же рукою вытягивает язык лошади на левую сторону. Исследователь в это время осматривает зубы верхней и нижней челюстей на правой стороне. Как только он с этим покончит, помощники меняются ролями: первый вытягивает язык лошади на правую сторону, второй кладет левую руку на носовую кость лошади, а исследователь осматривает зубы левой стороны. Язык при этом нужно крепко держать, не следует его слишком сильно вытягивать и помощники не должны сжимать ноздрей лошади. При строгом соблюдении этих предосторожностей, применение закрутки или других насильственных мер, в большинстве случаев становится излишним.

Реклама